История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - 10   Monday  -   День прав человека. Нобелевский день — церемония вручения Нобелевской премии. Всемирный день футбола. Международный день акций за принятие Декларации прав животных (Международный день прав животных) День создания службы связи МВД России. День благотворительности на Украине. День Конституции Таиланда. Второе воскресенье Адвента. Празднование в честь иконы Божией Матери, именуемой «Знамение». 10 декабря в народном календаре Знамение. 1698 Петром I учреждена первая (и высшая) награда России – императорский Орден Святого апостола Андрея Первозванного. 1768 В Англии по приказу Георга III учреждена Королевская академия художеств. 1866 Федор Тютчев написал стихотворение «Умом Россию не понять…». 1901 Состоялась первая церемония вручения Нобелевских премий. 1948 Организация Объединенных Наций приняла Всеобщую декларацию прав человека. 1987 Иосифу Бродскому присудили Нобелевскую премию по литературе. 

 

Ирина Рябченко-Бессараб


Глава 1,2

Глава 3,4

Глава 5

 

Глава пятая.
 
Трагический финал.
 
 
      Зимой я находилась в другом городе, но иногда я вспоминала о тёте Кате. О чём она думала, лёжа в темноте, в холодном, заброшенном доме, покинутая всеми ? Может - быть, она просила бога, чтобы он поскорее забрал её к себе ? Я думала о том, что сын тёти Кати и её внуки сидят сейчас в своей маленькой, но тёплой и уютной квартире, наверное, смотрят телевизор. Неужели, они не думали о том, что их мать и бабушка замерзает сейчас в заброшенном доме?
      Иногда я думала, вот к лету я приеду в Аккерман, и тогда накуплю гостинцев для тёти Кати и навещу её. Но в глубине души я понимала, пожилая женщина не сможет пережить зиму в таких ужасных условиях.
      В конце мая я приехала в Аккерман и узнала от знакомых, что тётя Катя пережила зиму и умерла ранней весной в начале марта. Никто не скорбел о ней, никто не оплакал её смерть. И для сыновей, и для внуков её смерть была большим облегчением. Они наконец –то избавились от этой обузы.
      В поезде во время дорожного разговора я рассказала одному мужчине, своему попутчику о тёте Кате, о том, как поступили с ней её родные.
  - Отработанный материал ! - сказал попутчик о тёте Кате и махнул рукой.
Об обществе можно судить по тому, как оно относится к своим детям и старикам.
      Однажды я встретила в городе молодую женщину Таню, которая была невесткой женщины - пастора той христианской общины, членом которой была тётя Катя. Я упрекнула Таню в том, что они покинули пожилую женщину, бросили её на произвол судьбы.
  - Она отошла от бога, стала отступницей, - уверенно сказала молодая женщина о тёте Кате. Опять эта очень удобная отговорка, придуманная для того, чтобы оправдать свои действия или вернее, бездействие. Снять с себя ответственность за чужую судьбу и чтобы совесть потом не мучала.
   - Но вы же проповедуете, что нужно прощать, - возразила я. – Почему же вы не простили тётю Катю, если она действительно, как вы говорите, « отошла от бога» ?..
  - Так что же, я должна была забрать её к себе ? - с раздражением спросила Таня.
  - «А почему бы и нет»? - подумала я. У них были две квартиры, они держали квартирантов и вполне могли бы приютить тётю Катю хотя бы на зиму.
Таня увлечённо стала рассказывать о том, что она подобрала на улице маленькую, бездомную собачку и вот теперь она приютила эту собачку и ухаживает за ней. Я подумала: «Какая трогательная забота о собачке и какое бездушное отношение к беспомощному, больному человеку».
Осенью я поселилась в Переможном на квартире у пожилой женщины по имени Фира. Фира жила неподалёку от моей бывшей хозяйки Марии, поэтому она хорошо помнила тётю Катю. Заодно подвернулась и работа на уборке винограда в селе Выпасное. Работали с утра и до самой темноты без выходных.
      Кормили на винограднике хорошо, и к первому и ко второму полагался хороший кусочек мяса. Нам разрешалось каждый вечер после работы брать домой ведро винограда. Из Выпасного приходилось идти пешком в Переможное уже в темноте, транспорта уже не было. Вдобавок нужно было ещё нести ведро винограда.
      Я отдавала Фире ведро с виноградом, и она высыпала виноград в большой чан. Фира делала вино. Для этого у неё были необходимые инструменты, она нанимала работников.
      Наконец работа на винограднике закончилась. На окраине села в одном доме накрыли стол, чтобы отпраздновать окончание уборки винограда, праздник обжинки. Наша женщина - бригадир зарезала к празднику большую свинью. Столы ломились от обилия еды и домашнего вина.
Наступила поздняя осень. В большой комнате у Фиры над диваном висела большая дореволюционная картина, изображающая спящую, молодую женщину в окружении ангелов. На серванте у Фиры стоял старый, дореволюционный самовар, доставшийся ей в наследство от матери. Фира любила по вечерам чаёвничать за большим столом, слушать и читать стихи. Любила она, растопив печь, набросать в неё разных душистых, пахучих трав и тогда по комнате расплывался терпкий, горьковатый, осенний аромат.
Прошло полгода после смерти тёти Кати. Иногда мы с Фирой вспоминали её.
      Однажды осенним вечером, когда уже стояла глубокая осень и темнело рано, мы сидели с Фирой в кухне и смотрели на огонь. Весело потрескивала печка. Мы наложили в печь разных трав и их душистый, терпкий аромат медленно расплывался по комнате. Вот и сегодня мы вспомнили о тёте Кате, словно душа этой несчастной страдалицы снова и снова напоминала о себе.
   - Вы знаете, - сказала я Фире. - Я всё время думаю о тёте Кате. О том, как она умирала страшной смертью в заброшенном доме, зимой без отопления, в мучительном холоде, без ухода. В одиночестве, покинутая всеми. Никто не протянул ей руку помощи, никто её не поддержал. Ни сыновья, которых она вырастила, ни внуки, которых она нянчила, ни её сёстры по вере.
  - За что же, за что они так поступили с ней? - спросила Фира.
  - За то, что она одна без мужа вырастила двоих сыновей. За то, что отрывала от себя последний кусок хлеба, и отдавала им. За то, что вырастила внуков. Вот за это они так с ней поступили, - ответила я Фире.
Мы замолчали, и стали смотреть на огонь, который плясал в печи. Через некоторое время я нарушила молчание.
- Вы знаете, - сказала я Фире, - тётя Катя умирала в ужасных мучениях, но самым страшным ударом для неё было то, что её все оставили. Она умирала, покинутая всеми.
- Это был её последний крест, - отвечала мне Фира.
 
Белгороод-Днестровский, 30 ноября 2017 г

 


 

 
 


логотип© alb-budjak