История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - 21 October Sunday  -  День работников пищевой промышленности. День работников дорожного хозяйства в России. День Трафальгарского сражения. День яблока в Англии  Праздники Великобритании. Кирмес в Германии. 21 октября в народном календаре Трифон и Пелагея. 1520 Магеллан открыл пролив, названный впоследствии Магеллановым. 1805 Произошло Трафальгарское сражение. 1997 Учреждена Литературная премия Александра Солженицына. Родились в этот день 1772 Сэмюэл Кольридж, 1833 Альфред Нобель, 1896 Евгений Шварц, 1918 Михаил Шура-Бура советский и российский ученый, «патриарх отечественного программирования», 1945 Никита Михалков, 1949 Биньямин Нетаньяху, 1958 Андрей Гейм советский, нидерландский и британский физик, Нобелевский лауреат

Ирина Рябченко-Бессараб


Глава 1,2

Глава 3,4

Глава 5

 

Последний крест.

Повесть.

 

«Но человек рождается на страдание, как искры,

чтобы устремляться вверх...»

Ветхий Завет, кн. Иова 5:7

 

Глава первая.

Знакомство.

                Я познакомилась с тётей Катей в далёком уже девяносто пятом году. Это была забавная, полная, грузная старуха, которой уже исполнилось девяносто лет. Несмотря на возраст, у неё был здравый, ясный ум и хорошая память. Как сейчас вижу её забавную физиономию. Голова у тёти Кати была почти лысой, на голове у неё лежал плашмя белый платочек, концы платочка были закручены по уголкам с четырёх сторон, и от этого казалось, что у неё на голове маленькие, забавные рожки. Поверх белого платочка были одеты очки на резинке. Это была весьма забавная и бодрая старуха. Она уже давно не ходила, была лежачей, но, несмотря на это, не унывала.

       Я познакомилась с тётей Катей, когда жила вместе с ней в частном доме у хозяйки Марии в районе Переможное. Марии исполнилось пятьдесят четыре года. У неё был четырёхкомнатный дом и просторная времянка из двух комнат, был большой огород. Муж у Марии умер в возрасте сорока лет. Был пьяный, упал на улице зимой и замёрз. Её единственный сын и двое маленьких внуков жили на Западной Украине. Два года назад Мария вступила в религиозную общину евангелистов и стала активно заниматься благотворительностью. Тётя Катя была приживалкой у Марии. Мария приняла её из милости. Тёте Кате некуда было деваться.

     История тёти Кати была такая. У неё была в городе маленькая, двухкомнатная, жэковская квартира без всяких удобств, в общем дворе в районе крепости В этой квартире тётя Катя жила с младшим сыном и его семьёй Она переписала эту маленькую квартиру на младшего сына. Сыну было лет сорок восемь, он плохо обращался с матерью. Люди рассказывали, что он даже избивал её. Почти всю свою жизнь тётя Катя прожила там. Муж её вернулся с фронта, но вскоре умер от полученных ран. Тёте Кате пришлось одной поднимать двоих сыновей. Став взрослым, старший сын ушёл от них. Тётя Катя жила здесь вдвоём с младшим сыном. Потом сын женился и привёл сюда в эту маленькую квартиру свою молодую жену. Тётя Катя жила в одной комнате, сын с женой в другой. Невестка родила двоих детей, дочь и потом сына. Пришлось потесниться. Теперь сын с женой жили в одной комнате, а тётя Катя с внуками в другой. Время шло. Внучка выросла и вышла замуж. Зять пришёл жить сюда в эту маленькую квартиру. Родился ребёнок. Пришлось ещё раз потесниться.

     В одной комнате жил младший сын тёти Кати со своей женой и своим сыном, которому на момент рассказа исполнилось двенадцать лет. В другой комнате жила внучка тёти Кати с мужем и ребёнком. Тётя Катя переселилась в коридор, где она лежала на проходе на большом сундуке. Теперь в этой маленькой квартире жили семеро человек, и им было тесно. Вот уже несколько лет тётя Катя была лежачей, и что создавало большое неудобство для окружающих её родных. Самым ужасным было то, что пожилая женщина была не в состоянии ходить в туалет, она ходила под себя. Нужно было подставлять под неё судно, потом убирать. Нужно было стирать грязное, испачканное бельё. Из-за этого в маленькой квартире стоял тяжёлый, неприятный запах. Это приводило в ярость сына тёти Кати и он бил мать ногами со словами: « Когда ты сдохнешь?»

      Тётя Катя стала тяжёлой обузой для своей семьи. За ней нужен был постоянный уход. За всю свою жизнь её младший сын не сумел приобрести никакого другого жилья, ничего не смог достроить. Теперь он срывал злость на своей матери, которая мешала ему.

      Почему сё сын за столько лет не смог решить жилищный вопрос? Почему не достроил хотя бы ещё одну комнату? Возможно, не было места для стройки. Возможно, нехватка денежных средств.

      При советской власти жилищный вопрос был одним из самых острых, наболевших. Потом развал страны. Может быть, эта неустроенность жизни приводила сына в отчаяние, и он срывал злость на больной матери? Как это страшно ни звучит, но смерть тёти Кати была бы для сё семьи большим облегчением.

      Из-за того, что тётя Катя свою маленькую квартиру переписала на младшего сына, у неё испортились отношения со старшим сыном, который не мог простить этого матери.

      Старший сын долгое время не имел своего жилья. Потом он нашёл пожилого человека в селе Выпасное, который нуждался в уходе. Старший сын досмотрел его, теперь у него был дом старой постройки, который достался ему после смерти пожилого человека. Теперь старший сын тёти Кати вместе со своей женой занимался ремонтом этого дома. Детей у них не было. Было ему уже под шестьдесят. Забрать мать к себе он отказался.

- Ты переписала нашу квартиру на младшего сына, - сказал он ей.- Вот пусть он тебя и досматривает.

По его словам можно было подумать, что речь идёт о какой-нибудь современной квартире на этажах, а не о маленькой, жэковской квартире, где все удобства были, что называется во дворе.

Оба сына тёти Кати зарабатывали на жизнь извозом, возили пассажиров. У них хватало своих забот, пожилая мать мешала им.

      Более пятидесяти лет тётя Катя была членом небольшой организации евангельских христиан. Когда-то она занималась активной, проповеднической деятельностью, ездила по городам, где жили люди из их братства, но всё это было давно. Теперь она была лежачей и не могла посещать молитвенные собрания. Иногда её навещали сёстры по вере, приносили кое- какие гостинцы.

      Тётя Катя лежала в коридорчике на сундуке, сёстры по вере охали и ахали, но помочь ничем не могли или не хотели. Однажды сюда пришла Мария из Переможного. В своё время Мария много нагрешила, и вот теперь её охватило желание сделать доброе дело перед « очами господними».

- Собирайте её!- сказала Мария. - Я забираю тётю Катю к себе.-

Сёстры по вере помогли собрать нехитрые тёти Катины пожитки, и её младший сын в тот же день отвёз мать на машине в Переможное к Марии.

Глава вторая.

У Марии.

      Кроме меня и тёти Кати у нашей хозяйки Марии жили ещё двое человек. Мать с сыном. Мать звали так же, как и нашу хозяйку - Мария, её сына Петя. Матери было шестьдесят пять лет, сыну двадцать два года. Жили они во времянке, которая находилась в глубине двора. Квартирантка Мария приехала в Аккерман с сыном из Краснодарского края. Здесь жила её младшая дочь. Несколько лет назад её дочь отдыхала здесь на море, познакомилась с мужчиной и вышла за него замуж. Родился ребёнок. Дочь звала мать сюда, просила переехать.

      Квартирантка Мария продала свой дом в Краснодарском крае и приехала сюда вместе с сыном. Но она не смогла купить здесь жильё, деньги, вырученные от продажи дома в Краснодарском крае, очень быстро обесценились.

У квартирантки Марии так же, как и у меня, деньги, вырученные от продажи жилья, «сгорели» во время инфляции. Дочь квартирантки Марии не могла забрать мать и брата к себе, она жила с мужем и ребёнком в однокомнатной квартире мужа.

      Таким образом, и тётя Катя, и я, и квартирантка Мария с сыном, все мы четверо остались без крыши над головой. Ни у кого из нас не было денег, чтобы оплачивать жильё у хозяйки Марии. Наша хозяйка боялась жить одна, поэтому она взяла квартирантку Марию с сыном. Они выполняли функцию сторожей. Петя работал водителем на машине скорой помощи. Была середина девяностых, зарплату ему выплачивали нерегулярно, часто задерживали, да и платили мало.

      Я жила у Марии потому, что ей была нужна помощь по - хозяйству. У всех у нас было подавленное настроение. Мы прекрасно понимали, что не сможем заработать денег, чтобы приобрести хоть какое - нибудь жильё. Все мы зависели от нашей хозяйки Марии, от её настроения. А настроение у Марии менялось по - нескольку раз в течение дня. Мы старались угодить Марии, а угодить ей было сложно…

      Я расплачивалась работой. У хозяйки Марии был большой огород, семьдесят соток, были козы. Я работала на огороде, ухаживала за козами, ходила на базар. Иногда приходилось работать по хозяйству с утра и до десяти вечера. Иногда я ходила работать на чужие огороды. Звали бабушки по - соседству, просили помочь. Но часто случалось так, что отработав целый день под палящим солнцем, я возвращалась вечером голодная и без копейки денег. Бабушки отказывались платить, искали волонтёров « во славу божью». И вскоре я бросила это занятие.

      Наступил август. Началась работа на полях у фермеров, сбор помидоров. В течение двух месяцев я работала на уборке помидоров. Каждый вечер я привозила на тележке два мешка помидоров. Часть помидоров мы продали, часть помидоров хозяйка Мария засолила на зиму. Мне удалось заработать немного денег на уборке помидоров. Я пыталась собрать хоть немного денег, чтобы в случае ухода от Марии была возможность снять какое - нибудь жильё. Но, к сожалению, что-то собрать не удавалось.

Рано утром хозяйка Мария открывала дверь в комнату и говорила:

- Коза погуляла. Займи денег, нужно заплатить за козу.- Через пару дней Мария опять рано утром открывала дверь в комнату и говорила мне :

- Сейчас привезут уголь. Нужно доплатить за уголь. Займи денег.-

     В следующий раз опять находилась причина. Хозяйка Мария не успокаивалась до тех пор, пока у меня не заканчивались последние деньги. Разумеется, Мария деньги не возвращала. Ведь считалось, что мы живём у неё бесплатно.

Квартирантка Мария зарабатывала на жизнь тем, что шила детские тапочки. Она обучила этому ремеслу нашу хозяйку. Петю направили от работы на уборку урожая. Каждый вечер Петя привозил ящики с овощами. Все мы старались, как могли, угодить нашей хозяйке Марии. У Пети была невеста, он хотел жениться, но ему некуда было привести жену. Иногда я слышала, как Петя говорил матери: « Мама, я не хочу жить».

      У всех, у нас было подавленное настроение, и только одна тётя Катя ни о чём не переживала. Сидя на железной кровати и раскачиваясь, она пела бодрые, религиозные гимны. Но иногда, и на тётю Катю находила тоска, и однажды, подняв глаза, полные боли, она задала риторический вопрос: «Почему такие страдания для плоти?»

      Иногда хозяйка Мария устраивала посты. Бывало, что пост длился три дня. В такие дни хозяйка требовала, чтобы и квартиранты соблюдали пост. Бедная тётя Катя по три дня лежала голодная. Однажды она не выдержала и в сердцах сказала нашей хозяйке: «Ты краще дашь котови» … ( Ты лучше дашь коту, чем мне).

      Однажды вечером к нам пришла женщина. Она принесла сумку с продуктами для тёти Кати. Эти продукты передала её невестка, жена младшего сына. В сумке было две пачки вермишели, несколько килограммов картошки, помидоры и сладкий перец. Но хозяйка Мария не взяла эти продукты.

- Заберите эти продукты себе, - сказала она женщине. - В Писании написано, что лучше отдавать, нежели брать, - сказала хозяйка Мария.

Иногда старший сын тёти Кати приезжал на старой, белой Волге. Это происходило примерно два раза в месяц. Он привозил для матери кефир и булочки. Но забрать к себе мать он не хотел. На этом помощь старшего сына заканчивалась.

      Тётя Катя очень любила сосать карамельки «барбариски». Она получала пенсию и могла себе это позволить. Однажды хозяйка Мария с раздражением сказала о ней : « Сосёт, как хряк». И задёрнула занавеску на двери, чтобы не видеть тётю Катю. Думаю, что хозяйка Мария уже пожалела о том, что взяла эту пожилую, больную женщину к себе. И даже сёстры по вере сказали ей: « Поторопилась ты, Мария».

      Все мы, как могли, старались угодить нашей хозяйке Марии, но угодить ей было тяжело. У неё был тяжёлый характер. Мария почти никогда не бывала довольна, называла нас лодырями.

      Только религиозность не позволяла нашей хозяйке выкинуть на улицу всех нас четверых. В случае, если бы Мария выгнала нас на улицу, ни у кого из нас не было денег, чтобы снять жильё в другом месте. У всех, у нас была над головой чужая крыша, которая в любой момент могла обернуться для нас холодным, хмурым небом.

 

 

Глава третья.

 

Голод. Воспоминания.

 

      Тётя Катя  очень любила рассказывать о прошлой жизни, делиться воспоминаниями. Особенно она любила рассказывать о том, как она « уверовала в бога».

    Наступил новый, послевоенный  сорок шестой год. И вместе с ним пришли два постоянных спутника народа, голод и холод. В сорок шестом году на Бессарабию обрушился голод. Часть людей разъехалась. Те, кто мог уехать, у кого были родственники в других местах, уехали. Но не все могли уехать. Люди выживали, как могли. Муж тёти Кати, вернувшийся с фронта,  вскоре скончался от ран. Она осталась одна с маленькими сыновьями на руках. Люди голодали. Было такое время, что у людей не было даже муки, чтобы испечь коржей. Коржи пекли без масла и жира на раскалённой сковороде. Женщине нужно было думать, как прокормить детей.

     Стоял сильный мороз. Вода в лимане замёрзла, образовался прочный лёд. Люди начали ходить на базар в Овидиополь, выменивать вещи на продукты. Моста через лиман ещё не было. Идти нужно было ночью, чтобы рано утром успеть на базар.

      Люди шли группой, один за другим, гуськом, как через болото, чтобы не провалиться под лёд. Так было безопасней. Шли группой, стараясь не отставать, потому что время было тревожным. Идти в одиночку было опасно. Были случаи разбойного нападения на людей. Поэтому отставать было нельзя. Впереди шёл староста группы, который время от времени останавливался и производил перекличку.

 - Эге – гей!- кричал вожатый группы.

 - Эге –гей!- отзывался каждый по очереди.

   И тётя Катя тоже кричала - Эге –гей!,- поднимая вверх руку, на которую была натянута большая рукавица. Она бодро топала, шагая по льду ногами, обутыми в большие валенки, замотанная в тёплый платок, крест - накрест затянутый на груди. Тянула санки, на которые был наложен груз, вещи, предназначенные для обмена. Она уже давно всё обменяла на продукты, и золотое обручальное кольцо, и золотые серёжки, подаренные мужем перед свадьбой и его наручные часы…  Оставалось ещё постельное бельё, несколько метров ситцевой ткани и пальто с модным тогда каракулевым воротником. Нужно было выживать, помощи ждать было неоткуда. Но она не унывала, тянула санки. На морозном небе сверкали звёзды. Думала о том, как вернётся домой, растопит печь, замесит тесто и напечёт вкусных пирожков для маленьких сыновей.

Было ей в ту пору сорок, и тяжесть прожитых лет ещё не легла камнем на её плечи.

   Однажды она отстала от группы, как-то притомилась. И не заметила, что люди ушли далеко вперёд. Вдруг из темноты  выскользнули две фигуры, схватили санки с добром, побежали прочь…

   - И вдруг, - с восторгом рассказывала тётя Катя, - вдруг засиял яркий свет и ангел поднял меня вверх и этот    яркий свет ослепил разбойников, они бросили мои санки и в страхе разбежались…

    -  И  голос громкий с неба сказал мне: «Не бойся никого. Я с тобой»…

  Всё это было давно, почти пятьдесят лет назад. Теперь она  была беспомощной, лежачей старухой, которая нуждалась в уходе и зависела от прихоти чужих, посторонних людей.

 

Продолжение - Глава 3,4

 

 
 


логотип© alb-budjak