История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Wednesday 20 сентября -  День рекрутера в России. День HR-менеджера в России. День рекрутера в России. День HR-менеджера в России. День независимости Южной Осетии. День нефтяников Азербайджана. День таможенника Беларуси. День предпринимателя Кыргызстана. День памяти преподобного Макария Оптинского. Пост перед праздником Седе. 20 сентября в народном календаре Луков день. 1378 Начало Великого раскола (или Великой схизмы) в Римско-католической церкви. 1519 Фердинанд Магеллан отправился в кругосветное путешествие. 1802 В России учреждены министерства вместо коллегий.  1862 В Новгороде открыт памятник «Тысячелетие России».  1946 Состоялось открытие первого Каннского кинофестиваля. 2002 В Афинах открылась Всемирная конференция мэров 

Наши авторы




Георгий Чабаненко -  поэт, член АЛБ "Буджак". Победитель ЛК "Бессарабская лира" 2011г., пишет стихи, которые отличаются особым эпическим колоритом. 

 


    Родился в г. Никополе (Микиктина Сiчь, где Б.Хмельничкий получил булаву) 14 декабря 1938г. . Там же закончил школу, в Макеевке металургический техникум. В 1969г. закончил Харьковский юридический институт. В Белгород-Днестровском с 1980г. Имеет за плечами более 25 лет работы следователем в органах МВД, и в целом в юриспруденции более 38  лет. С недавних пор влился в ряды ЛС "Днicтровськi джерела", член АЛБ "Буджак". Лауреат поэтических конкурсов приуроченных ко Дню г.Белгород-Днестровского и к Пушкин-фест "Пушкин в Аккермане". Печатался в периодической прессе. Готовит к изданию поэтический сборник.

 



авторское:


 

**************************


 


стихи автора:

 
     ТАДЖ-МАХАЛ
 
Над священной Джамной пурпурный закат догорает.
На её берегу в грустных мыслях стоит Шах-Джахан…
В тяжких муках угасла, рожая жена дорогая,
А его самого будто ранил свинцовый жакан.
 
В честь любимой жены, самой лучшей и близкой из женщин
Он велел мастерам для неё возвести Тадж-Махал.
Да такой, чтобы был дорогими камнями увенчан,
Чтоб весь мир удивясь о его красоте услыхал.
 
И возник мавзолей, где под солнцем каменья играют,
Увлекают аллеи, прохладой живые сады.
Где прекрасный ландшафт распростёрся от края до края,
Всюду пение птиц, и фонтаны журчащей воды.
 
Что ж ему тёмной тенью предстал Тадж-Махал на закате?
Что окрасило в кровь в этот час голубую реку?
Может быть, это знак о грозящей, грядущей расплате
Посылает судьба Шах-Джахану, уже старику.
 
Потому ли пугают его все видения эти,
Что, являя жестокость к родне и решительность он,
Чтобы власть не досталась ни братьям его, не их детям,
Приказал их убить в первый день восхожденья на трон.
 
Потому ли жена умерла, настрадавшись при родах,
Та, которую он так лелеял как нежный цветок.
Та, которую всем наделила так щедро природа,
Та, в которой ему открывался весь средний Восток.
 
Потому ли, что он, проявляя свой нрав в каждом деле
Даже после того, как велел всю родню истребить,
Чтоб другой Тадж-Махал мастера возвести не сумели,
Приказал мастерам кисти правой руки отрубить.
 
Так и будут терзать до конца его дней эти мысли
И быть может, вот так убиваясь, он в вечность уйдёт.
Но они в этот раз над рекой облаками повисли –
Шах-Джахан не ушёл, да и мыслям уйти не даёт…
 
Он нашёл свой покой, как жена под звездой Тадж-Махала,
Доказав, что и там остаются друг другу верны.
А легенды и быль быстротечная жизнь размешала
И внесла на страницы истории древней страны.
 
Пролетают века, и пока зажигая рассветы
Будет солнце сиять, на лету не снижая накал,
Будет радовать глаз несомненное чудо на свете
Безупречный шедевр рукотворный ансамбль Тадж-Махал!
 
                         Георгий Чабаненко, АЛБ «Буджак», 2012г.


        А. С. Пушкину
 
Кто из поэтов лучший мастер слова?
Кто только первый в титульной графе?
Конечно Пушкин! – Он первооснова,-
Великий русский пламенный Орфей!
 
Живут в веках его стихи и сказки
Известна проза ныне, и всегда
Недаром он и признан, и обласкан
Ещё при жизни в юные года.
 
Он не чета посредственным эрзацам
И ради чести не щадил живот,
Но к сожаленью следует признаться,
Что даже гений долго не живёт.
 
И в 37, и в 27 уходят
Прочертив путь сияющей звезды…
Не подчиняясь прихотям и моде,
Как маяки понятны и просты.
 
Как к роднику живой воды напиться
Идём нектар его стихов испить,
Пока сердца до смерти будут биться
Мы будем свято Пушкина любить!
 
                      2011г.
 
    ОМАРУ ХАЙЯМУ
 
 Твои стихи, как доброе вино
Потомкам многим головы кружили
Хотя они написаны давно
И наш восторг признаний заслужили.
 
Людских сердец стареющий сосуд
Лечил стихом, как лекарь зельем с яда
Ведь так писать – быть выше пересуд
Хайямом быть, иль им родиться надо.
 
Немало в мире пишущих из нас
Рифмуют строки и шлифуют перья
Почти любой хотел бы слыть сейчас
Твоим, великий мастер, подмастерьем.
 
          УЛУГБЕК
 
Внук легендарного Тимура
Эмир и гений – Улугбек
И лучезарная фигура,
И просветитель в тёмный век.
 
Поэт, историк, математик
Строитель, зодчий, астроном
Решатель многих проблематик
И это всё о нём одном.
 
Творец огромного квадранта,
Обсерватории тех лет –
Наглядный плод его таланта,
Что навсегда оставил след.
 
Отсюда он смотрел на звёзды
Стремясь дознаться курс планет
И есть ли там вода и воздух
И есть ли жизнь там, или нет.
 
В его научном каталоге
Не счесть числа координат,
В таблицах значатся итоги
В режиме времени и дат.
 
Когда невежества сомненья
Повсюду были так сильны
Он мог рассчитывать затменья
Светил и Солнца и Луны.
 
Он медресе и школы строил
И взгляд свой в завтра простирал,
И образованность утроил
А лень и трусость презирал.
 
Но сын их рода код нарушил.
Фатальный рок не изменить –
Убил отца, квадрант разрушив, -
И только этим знаменит…
 
Что рядом зло ходило тихо
Не смог Эмир предусмотреть,
Что от руки Абуллатифа
Ему придётся умереть.
 
Лежит под сводом Гур-Эмира,
Где в вечном сне отец  и дед,
Приют последний сильных мира
И символ дел их и побед.
 
                   Июль 2011
 
     
     КАРАВАНЩИК САИД

 
 
Жизнь в пустыне вовсе не проста
Как не раз покажется весною
Ведь чуть позже здешние места
Изнывают под палящим зноем.
 
В пыльных бурях движутся пески
Вырастают новые барханы
Обнимают в жаркие тески
Суховеи солнечные страны.
 
А седой Саид среди бархан
Не теряясь ни зимой, ни летом
Вновь ведёт торговый караван
По известным страннику приметам.
 
Через горы и луга долин
Из Яркенда в Балх уводит грузы
Колокольчик в Мерв зовёт «дилинь»
Обещая воду и арбузы.
 
Вот и Мерв. Осталось пол пути
В караван-сарае, где оазис
На расспросы как пришлось пройти
Он творцу вознёс хвалу в намазе.
 
Истощённым в странствиях лицом
Почерневшим стало, постарело
А когда-то слыл он удальцом
Меч, коня имел и лук, и стрелы.
 
Был джигитом лучшим среди них
За эмиром соколом летая
А теперь надёжный проводник
От ворот Багдада до Китая.
 
У купцов, сомненьям вопреки
Обучался грамоте упрямо
Заучил газели Рудаки
Рубаи миржи Омар Хайяма.
 
Не имел ни дома, ни жены,
Деревца не вырастил, ни сына.
Ведь бродягам жёны не нужны
Лишь поднял безродного Касыма.
 
Заменил погибшего отца
Научил азам науки ратной
И ведут два сердца в два конца
Караван в Мешхет, потом обратно.
 
И себя в скитаниях нашёл
Городов и стран увидел столько…
Вёз с Китая чай, фарфор и шёлк
На базары Ближнего Востока.
 
А чеканку, дивные ковры
С междуречья Тигра и Ефрата
В Самарканд и знати Бухары
Доставлял без порчи и утраты.
 
А сейчас, когда взошла луна
С высоты загадки источая
Вспоминал былые времена
Наслаждаясь запахами чая.
 
Как пленила девушка одна,
Что была наложницей Эмира
Став ему влюблённому она
Драгоценней всех сокровищ мира
 
Как внезапно стал правитель злой
Обо всём донёс сатрап охраны
Пощадив, отправив с глаз долой
Провожать купцов и караваны.
 
Будто раны он носил в себе
Голоса вослед отважный воин
Покорись ниспосланной судьбе
Быть щитом Эмира не достоин.
 
Но остался верным красоте,
Той всюду с ним незримой тенью
Уводя от гнева власти тех,
Кто предал изгнанью и забвенью.
 
Незаметно выгорел костёр
С гор подул в пустыню свежий воздух
Небосвод шатёр свой распростёр
Весь в алмазных самых ярких звёздах.
 
А однажды он такой красы
Не увидит,- поздно, или рано
Поведёт уверенно Касым
По знакомым тропам караваны.
 
 
                        Февр 2011г.

         ВІЧНА СЛАВА
 
Є над сивим Дніпром.
Умивають дощі та прикрашують квіти її.
Там злітають орли, висотою гартуючи крила,
А ночами до  ранку співають пісні солов`ї.
 
Білим маревом хмар пропливають ранкові тумани.
Мертва тиша навкруг, наче вічність, - така ж мовчазна.
Це могила Сірка, що батьки охрестили Іваном,
Хто в численних боях не одної поразки не мав.
 
Він карав ворогів посміхаючись смерті у вічі.
Ні татари, ні ляхи, ні турки, ні чорт не зламав.
Його вісім разів кошовим обирали на Січі,
Бо ніхто с козаків отакої довіри не мав.
 
Він з Хмельницьким не раз вирушав у похід по чужинам.
Навіть гадки не мав, чи потрібна йому булава.
Тільки Січи життя, боєздатна козацька дружина, -
Ось і все чим завжди опікалась душа й голова.
 
Це його козаки написали листа до султана.
В нім був натяк на те, що чекає на всіх ворогів.
Їхня сила в бою наче крига під сонцем рос тане,
А розплата прийде неодмінно до їх берегів.
 
Розізлився султан, і волів, щоб пішли яничари
Зруйнувати ту січ, і забути на віки віків.
Та настигла їх всіх саме там неминучая кара
І від батька Сірка, його козаків молодців.
 
І султан, і візир марно січ зруйнувати божились.
Розколоти горішок міцний не хватило снаги.
Із п`ятнадцяти тисяч в живих яничарів лишилось
Понад сто у полоні і з ними чотири аги.
 
Кримський Хан теж там був, він з собою привів тисяч сорок
Самих кращих ординців, покірних, гнучких мов батіг.
Та мерщій з усіма до того як розвіявся морок,
Щоб і їм не дісталось без бою до Криму утік.
 
Був нестримний Султан, - у візиря жбурнув статуетку –
„О таке ти Султану порадив нікчемний барбос!”
Засудив він його відібрав і звання, і маєтки,
І заслав як злочинця назавжди на острів Родос.
 
… та настали часи, що в народі прозвали руїна,
Коли випала доля така, як ніколи гірка.
В колі людських повстань встали встали кращі сини УкраЇни,
Серед був Сірко і козацькі загони Сірка.
 
А коли він помер, про нього складали легенди,
І співали пісні білим світом йдучи кобзарі.
Про геройство Сірка і важливі життєві моменти
Споминали в розмовах його побратими старі.
 
Україні себе він віддав до останньої миті.
Пережив і брехню, і заслання в далекий Сибір.
Його славні шляхи, його потом і кров ю политі,
Його славне ім. я колисає дітей до сих пір.
 
…тут кипіло життя, і горіли посмертнії свічи,
Рятували Вітчизну в кровавій, тяжкій боротьбі.
Вічна слава й уклін козакам Запорожської Січи
І тобі їх отаман, -  довічная слава тобі.
 
                               Сентябрь 2011г.
 

 

 
 


логотип© alb-budjak