История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Thuesday 24 October -    День подразделений специального назначения Вооруженных Сил России. День Организации Объединенных Наций. Всемирный день информации о развитии. День дипломатического работника Кыргызстана. День работников стандартизации и метрологии Кыргызстана. Неделя разоружения. День святого Рафаила в Кордове. 24 октября в народном календаре Филиппова канитель. 1648 Заключен Вестфальский мир. 1897 В России проведен первый официально зафиксированный футбольный матч. 1935 На Спасской башне Московского Кремля установлена первая пятиконечная звезда. 1939 Впервые поступили в продажу нейлоновые чулки, создав ажиотажный спрос среди покупательниц. 1950 В СССР создан армейский спецназ. 
Павел Наниев
 

    Очень интересная критическая, а теперь уже и историческая статья корифея пера Павла Наниева о молодом тогда ещё поэте Феликсе Закирове и его сборнике "За годом год". Учитывая дату написания 1970г. представляет особый интерес в понимании некоторых процессов становления поэтического стержня поэта.

О сборнике Феликса Закирова «За годом год».

Открываем   страницу наугад:
                    Не стремлюсь я к творческим вершинам,
                    Но на протяженье многих лет
                    Я в душе поэт неисправимый,
                    На бумаге,- может быть, и нет.

Сказано довольно бойко, но искренне просто, и это заставило меня перелистать весь сборник, дабы убедиться: ЧТО, а вернее КТО стоит за этими строками, есть ли в произведениях Закирова эта самая «божья искра», обещает ли она разгореться в большое поэтическое пламя?
   Сборник Феликса Закирова обширный и дремучий, как старый, девственный лес где-то в средней полосе России. В нём всё - и нарядные чистенькие берёзки, и вековые ели, и зелёные лужайки, и непроходимые   болота с кочками и чавкотом охотничьих сапог, и валежник, и гнилые пни, прозрачная, нежная просинь и чёрная, удручающая темень густого пихтача. В таком лесу можно встретить многое и приятное, и неприятное.
Поговорим о приятном.

Хороша «Лунная соната». Искренне, тепло и очень поэтично звучат слова:
…И всё затихло, замолчав невольно,
Здесь не нужны красивые слова,
И даже ночь, и та была довольна,
Что музыкой разбужена она.
 
А вот стихотворение «Во, дворе рубили деревья». Просто, человечно, и какая глубынь души!
...Крепыши со звериной силой
Хладнокровно вели работу,
И пилили, рубили, били –
В этом страшное было что-то.
Будто пьяное, дикое зелье
Растекалось мёртвой волною...
Во дворе пилили деревья,
Ветви плакали вместе со мною.
 
Очень зримо выписаны образы в стихотворении «Закурилась речушка»:
...Всё здесь мило и близко,
Всё до боли знакомо -
Перелески, лужайки,
Да ровесник мой дуб,
Ниже стали карнизы
У родимого дома
Да слегка покосился
Колодезный сруб.

И поднялись кусты с тёмно-красною вишней,
С невысокой оградой хрустящих плетней,
Где когда-то с ватагой босоногих мальчишек
Я гонял хворостиной соседских гусей.
 
   Отлично сработано стихотворение о нелёгком солдатском труде, зримой картиной представляется стихотворение «Я вчера увидел океан». Поэтической законченностью отличаются стихи «Трещит кедрач», «Позатихли хлёсткие метели». Недурно, с хитринкой и лукавинкой, с едким юморком сработан «Сон с похмелья».
   В отличном стихотворении «Я б всю жизнь проговорил стихами» - политическое кредо автора, высокая гражданственность звучания, выражение сознания долга поэта и гражданина.
   Эти и целый ряд других стихотворений говорят о том, что мы имеем дело с человеком одарённым, умеющим почти блестяще пользоваться словом, прекрасно чувствующим художественный образ, сознающим цель и назначение поэзии.
   Творчество Феликса Закирова стоит того, чтобы о нём вести большой разговор. Вот поэтому постараюсь в своём анализе отразить все стороны этого, и надеюсь, что далеко не последнего сборника автора.
   Автор наш не только поэт, но ещё и врач. В творчестве его, как на большой дороге, всякое встречается - и гладко, и колдобинно. Поэтому ему придётся испробовать не только сладкую, но и горькую пилюлю, как врач должен прекрасно понимать, что и горькие пилюли призваны оздоровлять.
   Первый же анализ позволяет сделать чёткий вывод-автор глубоко лирическая натура сама по себе и созревшая наверняка на таком же глубоком и обширном знании не только классической лирической поэзии, но и на творчестве многих современных авторов.
Как говорится, в произведениях Закирова, много чёткой созерцательности, но эта созерцательность не на голом месте, а на правильно и тонко   увиденной действительности, свидетелем или участником  которой   был непосредственно сам автор. Эту черту он наверняка почерпнул от наших далёких и не совсем далёких предшественников. В его стихах легко и правдив воспринимается запах осенней листвы, холодное мерцание
замерзающей реки, небесная синь и мятежная вьюжность зимних просторов. И всё так зримо, звонко и обаятельно. Вот здесь-то и чувствуется рука классиков, таких как Фет и Майков, Тютчев и Гаршин, Бунин, Тургенев и, конечно же Сергей Есенеин.
 
В одном из своих стихотворений Феликс Закиров пишет:
...Давно Вас нет, уж много  лет спустя,
Я   Вам пишу, Есенин, эти строки.
Россию Вы открыли для меня,
Дыханье рощ, лесов и нив широких.
 
Ну, что ж! Отличный учитель! Каков же ученик?
Нет, не механически перенёс автор в свой сборник, как есенинские строки, так и подобные же картины других авторов. Он делал их сам. Но беда в том, что порой они у него получались очень близко созвучными со своими предшественниками, а поэтому не всегда удаётся разделить полностью где звучат закировские картины, как своеобразного первооткрывателя, а где эти зарисовки выглядят, как уже знакомые нам, веденные нами и слышанные когда-то. Есть такое понятие, как «поэтическое питие». Это чувство уже знакомого, порой неоднократно испробованного, приятно воспринимаемого при повторении, но при частом употреблении, становящимся несколько приевшимся поэтическим блюдом.
   
   Вот кое-где и наблюдаются у Закирова соскальзывание в этом   направлении. Это главное, от чего автору необходимо избавиться. Ведь истинный поэт всегда первооткрыватель. Ту же самую берёзку, не говоря уже о таком понятии, как «Россия», - можно открывать миру столько же раз, сколько существует на свете поэтов. Надо отдать должное, у Закирова это во многом получается. Есть у него истинные поэтические находки. Во всяком случае, печати эпигонства в его стихах не наблюдается.
Второе, на чём следует остановиться в недоработках автора - это проскальзывание чистой созерцательности. Автор внимательно наблюдает окружающий мир, воспринимает его поэтически и нередко довольно красочно выписывает его образы Но иногда эта образность сама по себе, то есть образ ради образа. Вот пример такого просчёта:
Третий день бурану не до сна,
Третий день сугробы наметает.
Не трудись! Приблизится весна -
Снег сожмётся, сморщится, растает!
 
Ну, и что же? Где же «выстрел»? На что потрачен поэтический порох? Стихотворение это производит впечатление незаконченности, чего-то автор не досказал, недомолвил. И получилась простая запись увиденного. А ведь поэт, наблюдая окружающие его предметы, явления природы и жизни, должен не просто фиксировать увиденное,    а воплотив его в художественный образ, сделать поэтическое обобщение и, самое главное - вывод.
   Простая созерцательность без обобщения, оценки и авторского «приговора», умаляет художественную ценность произведения, превращает его в дешёвую неходовую монету.
   Читатель неохотно приемлет заумные стихотворения. Надо отдать должное Закирову: произведений такого рода у него нет. Он пишет просто, ясно, воспринимать его легко и очень понятно - и это хорошо. Но простота выражения мысли иногда переходит у него в упрощенность. От этого порой девальвируется   художественный образ, поэзия может уступить   место обыкновенной зарифмованной прозе. Примером такого творческого просчёта может служить стихотворение «За тех, кто дежурит». Надо признать, что таких просчётов у Феликса Закирова единицы, однако и от них желательно избавиться, а лучше потрудиться над ними ещё, так как темы в них заложены очень серьёзные и правильные. В одном из своих произведений Закиров пишет:
...Пусть рифмы несовершенны,
А ямбы порой, что ямы,
Слова обыкновенные
Идут от сердца прямо.
                    Я ведь только любитель,
                    Простые слагаю строки.
                    Нужно судить - судите,
                    Но не надо упрёков!

Что ответить на это? Искусство, в данном случае - поэзия, не терпит половинчатости в суждениях и оценках. Ей противопоказано как поглаживание по головке, так и размахивание критической дубинкой. Она нуждается в ясном анализе и точности вывода без «суда» и «упрёков». А поскольку   Закиров   заслуживает того, чтобы разговор вести по большому счёту, попытаемся после этого, довольно краткого анализа, сделать предварительный вывод.
   Автор, безусловно, талантлив, пишет легко и много, но эта лёгкость нередко может порождать   не вполне зрелые, художественно неполноценные стихи. Здесь заложена одна из   опасностей при стихосложении, которая может привести к созданию незрелых произведений. Чаще всего это возникает от нетребовательности к себе, к слову, к лепке образа и от легкомысленного отношения к труднейшему и самому благородному ремеслу - поэзии. Следует отдать должное Закирову, что у него такой черты не наблюдается, но просто хочется его предостеречь от подобной возможности. Ведь если автору не указывать на его просчёты, промахи, во-время не предупредить о всех возможных подводных камнях при творчестве, то он незаметно может превратиться в самовнушённого, непогрешимого, с его точки зрения, банального графомана, каких нам нередко приходится наблюдать, а эти представители уже не воспринимают не только никакой критики, но и мало-мальского обсуждения. Причём эти представители, как правило, сами не хотят понимать, что вот им то дорога, в настоящую поэзию   просто закрыта.
   В лучших произведениях Феликса Закирова просматривается недюжинный талант, способность художнически мыслить, образно воспроизводить своё собственное видение мира. Именно - собственное, своё, можно сказать «закировское», а не фетовское, бунинское, тютчевское, есенинское и т.д.
   Этот строгий разговор я веду для того, чтобы помочь автору освободиться от имеющих место в его творчестве просчётах, где проскальзывет увлечение давно приобретёнными поэтическими ценностями, а продолжать закреплять уже выработанный свой поэтический почерк и своё художническое лицо.
Все данные у Феликса Закирова для этого есть – талант, способность образно мыслить, умение поэтически воспроизводить действительность. Надо только весьма и весьма требовательно относиться к себе, к творчеству, помня, что труд этот адский, каторжный, что истинные поэтические ценности чаще всего добываются потом и кровью. Кровью сердца! Такая оценка творчества Феликса Закирова может показаться чрезмерно строгой, но сделана она из самых добрых побуждений, ибо страх, как не хочется, чтобы хороший, чистый, очень человечный лирический талант затерялся или скатился в огромное море псевдопоэтических направлений, а правильно следуя по стопам классиков, продолжал и далее развивать свой талант. Верю, что мы ещё многое от него услышим, поскольку с его данными место на большой поэтической дороге.

Павел НАНИЕВ.
Киев, ДОМ творчества писателей. Январь 1970 г.
 


-
 


 
 
 


логотип© alb-budjak