История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Thursday 20 июля -    Международный день шахмат. Международный День Торта. День Национальной гвардии Кыргызстана. Ильин-день в Болгарии. 20 июля в народном календаре Авдотья Сеногнойка. 797 Впервые исполнен гимн «Еще Польска не сгинела...». 1917 Зарегистрирована торговая марка BMW. 1924 Основана Международная шахматная федерация. 1944 Произошло самое известное покушение на Адольфа Гитлера. 1969 Американский космический корабль «Аполлон-11» совершил первую в истории посадку на Луну.       . . .  .
Виктор Солодунов
 
"Торнадо-пресс", 24.07.14г.       
 
МОРЯК ПО СТАНЮКОВИЧУ

        Люди творят историю своей страны. Историю флота творят конструкторы, судостроители, матросы, старшины, офицеры, адмиралы. Для большинства муж­чин, кто не миновал призыва и прошёл военную службу от А до Я, в памяти остались тёплые вос­поминания о своих командирах и наставниках. Рассказ посвящен одному из них, старшему помощ­нику командира атомной подлод­ки капитану 2 ранга Виктору Ясеновенко, требовательному, справедливому и корректному человеку, с ним пересеклась на служебном пути моя офицерская молодость.
    Мне нравился комплексный подход старпома в вопросах организации корабельной службы, формирова­ния деловых и моральных качеств моряков, товарищеских взаимо­отношений в экипаже: внятно, толково им ставились задачи без грома и молний. За явные срывы при несении службы осуществлял спрос, другие варианты на во­енном корабле не предусматри­вались. Его кредо - умело и до­стойно держал в своих руках всю организацию жизнедеятельности экипажа субмарины. Стройный, подтянутый, с иголочки одет,- он являлся образцом подражания. А чего стоили проводимые им проверки корабельных отсеков по окончанию проворачивания оружия и технических средств, результаты больших приборок. Не ленился кавторанг нагибать­ся, протискиваться в удалённые корабельные уголки и «шхеры», не надеялся лишь на русское «авось», убеждался лично в кол­лективных результатах работы, при этом, надёжным индикатором чистоты был кусок белой ветоши да ручной аварийный фонарь. Это и его заслуга: в сиянии ко­рабля, в полном смысле слова, от надстройки до самой нижней точ­ки трюма, хотя за всеми результатами повседневных, авральных работ стояли конкретные люди экипажа. И это непоколебимое правило, когда по отбою прове­дённых мероприятий, громкого­ворящая корабельная связь чёт­ким голосом старпома оглашала результаты работ с указанием конкретных подразделений, име­нами, успехами и недочётами.
   Это был моряк действительно по Станюковичу. Много солёно­го пота выжал из нас, молодых лейтенантов и уже повзрослев­ших каплеев своими вводными, разнообразными тренировками. В вопросах борьбы за живучесть мы постигали всё практически с минимумом условностей, ибо морская глубина оплошностей, «шапкозакидательства» не про­щает. Это и есть один из сегмен­тов регулярной отработки подво­дников. Старпом, как и командир атомохода, и командир БЧ-5 учи­ли, наставляли, спрашивали с офицеров, аналогичным образом, мы должны были отрабатывать со своими подчинёнными на боевых постах ситуации и приёмы борь­бы за живучесть корабля.
    Вот пример одной из трени­ровок по теме: «Осуществление связи методом перестукивания с аварийным отсеком». Кажется всё так просто, ан нет! Один из назначенных офицеров, закрыв за собой полусферическую дверь на кремальеру, оставался наеди­не со сводом сигналов. Каждая непроницаемая переборка отсека была снабжена с обеих сторон пластиной из нержавеющей ста­ли, где выгравированы обозна­чения сигналов, которые коман­диры отеков должны были знать наизусть. Остальные офицеры, во главе с Ясеновенко, отстуки­вали по очереди своему товари­щу вводные. Тот, уединённый, получив их, разобравшись в си­туации, обязан отстучать по ме­таллической переборке «свои соображения». Поочерёдно, все офицеры отрабатывали азбуку выживания в возможной безыс­ходной ситуации, когда на под­лодке в аварийной обстановке могут полностью выйти из строя все источники электропитания, а информацию из конкретного отсека надо передать или получить. Сноровка и успех приходили не сразу. Но терпение, настойчи­вость старпома, дополнительные тренировки в качестве «допинга» в вечерние часы делали большое дело: по истечении времени каж­дый из командиров отсеков при­обретал дополнительный процент уверенности в себе. Когда даже в темени, он готов действовать автономно, принимать решения и бороться с личным составом за живучесть в зависимости от степени развития ситуации. Сиг­налы перестукивания были чисто аварийным методом связи с во­долазами или смежным аварий­ным отсеком: подлодка снабже­на штатной колоколо-ревунной сигнализацией, громкоговорящей связью, корабельной АТС, ло­кальными системами связи. Что похвально, на сигналы (коман­ды), подаваемые с центрального поста колоколом или ревуном, отработанные подводники реа­гируют даже во сне. Вот такой физиологический расклад: даже в кратковременном подводном сне мозг продолжает фиксировать и определять сигналы - касается их исполнение тебя или нет.
    Являясь первоначально опыт­ным кораблём, наша подлодка фактически была огромной флот­ской лабораторией, на которой проверялись новые техноло­гии применения и эксплуатации сплавов титана, в натуральных условиях испытывались, отраба­тывались многие образцы новой военной техники и технических средств, которые по возвращении в базу монтировали заводские специалисты или представители контрагентов-поставщиков. Ис­ходя из режимов допуска и без­опасности, было заведено: весь прибывающий командировочный состав фиксировать в вахтенном журнале, где указывались допуски и реквизиты, конкретные работы, личный состав, обеспечивающий их выполнение и приёмку, время начала и окончания этапов, пода­чи питания, давлений, нагрузок и т.д. Капитан 2 ранга Ясеновенко, как требовательный хозяин ко­рабля, руководствуясь требова­ниями   безопасности,   регулярно проверял аккуратность ведения корабельной документации, тре­бовал от вахтенных офицеров и дежурных по кораблю точного до минуты, краткого по изложению событий, работ, происшествий, если кратко: что, где, кто и когда? Тем самым вырабатывал в под­чинённых пунктуальность, вни­мательность, осмотрительность, ответственность и чёткость. С нерадивых господ офицеров, до­пустивших оплошность, снимал «стружку» по отработанной техно­логии, сообразуясь с требования­ми воинских уставов.
    Таким оттиснулся в памя­ти этот замечательный офицер, один из первых весомых настав­ников на пути становления меня как офицера-подводника. Он не­однократно подчёркивал нам, молодым, на занятиях, что авто­ритет офицеру автоматически не вручается с приказом о назначе­нии на должность, что авторитет офицера завоёвывается в кропот­ливой работе с личным составом, в конкретных служебных делах и отличным знанием техники, беза­варийным её обслуживанием. Он и сам в бытность молодым офи­цером прошёл этот путь, начав службу с дизельной субмарины, в совершенстве освоив штурман­ское, минно-торпедное и ракет­ное дело.
   Стремителен дальнейший тернистый воинский путь Виктора Григорьевича. В 1972г. назнача­ется   командиром   2-го   экипажа атомохода 670 проекта. Окон­чив Военно-морскую академию, назначается начальником шта­ба нашей родной 11 -й дивизии атомных подводных лодок. За­кончив академию Генерального штаба, назначается командиром 33-й противолодочной дивизии атомных подлодок Северного флота. В 1982г. производится в контр-адмиралы. В последующие годы адмирал служил в Военной академии Генерального штаба старшим преподавателем, за­местителем начальника кафедры оперативного искусства ВМФ, а после увольнения в отставку по состоянию здоровья,- работает старшим сотрудником научно-исследовательского центра Ака­демии. Вот это и есть настоящая воинская карьера, когда офицер непрерывно учился, оттачивал свой командирский талант, в пол­ной мере он его реализовал в морских походах на боевой служ­бе.
    Написал книгу «О службе под­водной и научно-педагогической». Экземпляр книги с дарственной надписью, пришёл в мой адрес. Значит, ещё помнит адмирал об одном из десятков других моло­дых да пытливых лейтенантов, прошедших через его руки и душу, усвоивших его школу под-водницкой закалки. По происше­ствии десятилетий искренне ему благодарен.
 
Виктор СОЛОДУНОВ, КАПИТАН 2-го Ранга В/О
 




Контр-адмирал Виктор Ясеновенко
 

Русский писатель -  Константин Михайлович Станюкович

       

 
 
 
 


логотип© alb-budjak