История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Monday 21 августа -        День Стрибога. День памяти генерала Сан-Мартина в Аргентине. 21 августа в народном календаре Мирон Ветрогон. 1911 Из Лувра была похищена «Джоконда». 1940 Совершено покушение на советского политического и военного деятеля Льва Троцкого. 1957 Осуществлен запуск первой советской межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. 1968 В Чехословакию введены войска стран Варшавского Договора. Конец «Пражской весны». 1991 В Москве потерпел поражение августовский путч ГКЧП.   
Марк Сухопаров




Две субботы "Стеклянного дождя”

   Он начался в Шабском ДК, не сразу. Дождь ведь конечный результат определенного процесса. Так и у нас. В рамках творческих годовых отчетов, подготовленных самим ДК, творческой лабораторией "Кредо”, литобъединением "Буджак” и самими участниками, конечно без них, без людей, не желающих тихо прозябать, никакого бы дождя, тем более звучащего стеклянного, просто бы не было.
 
   Зальчик над фойе, широкое низковатое помещение, в ту субботу наполнилось жизнью, светом, голосами, бренчанием настраиваемых гитар, мужскими детскими и женскими шагами. Два допотопных шнуровых микрофона изогнулись как аисты в парном танце - один согнулся прилаживаясь черной головкой на условном уровне рук гитариста, другой, гордо задрал голову в район ртов-певцов. Шла обычная, чуть напряженная и затягивающаяся суета, когда изношенная донельзя, аппаратура капризничает, а хозяйевам-устроителям праздника хочется, все же, сделать этот праздник на достойном, сегодняшнем уровне. 
   Афиша гласила, что с 12:00 в субботу начнется концерт-отчет авторской, бардовской песни. Состав участников, любопытен своим разнообразием и связями ДК с целым краем. Три представителя из Аккермана — Евгений Зайцев, Нина Татаринцева, и Вова Беркудовский. Из неблизкого Измаила приехал Артем Колодий. Своих, шабских, представляли: Ольга Хорощенко, Сергей Гонтаренко, Игорь Параденко, шестикласница Анастасия Цуцка и ведущая Надежда Черненко. Зрителей было, увы, немного, чуть поболее тридцати, но количество восполнялось качеством, и разнообразием мест проживания: Шабо, Белгород-Двестровский, Беленькое, Салганы, Измаил, Одесса, Кишинев. Хоть и единичные, но контакты налаживаются - гости принимают и выполняют приглашения. Естественно, были родичи, друзья, поклонники участников, даже фаны. Восемь участников -  восемь индивидуальностей. Ни один не похож на другого, у всех свое понимание и подача слова, текста, мелодии, даже паузы. В небольшой объем зальчика было втиснуто масса интересного. В нем нет сцены, подиума, стулья свободно перемещаются по полу, и поэтому определенная камерность, неофициальность обстановки, сразу задало тон. Не было ничего отделяющего зрителя от исполнителей; ни барьера, ни оркестровой ямы, ни светового выделения. Необыкновенно жалко, что в конец отказала видео камера, ибо зрелище, действо стоило того, что бы быть запечатленным на будущее. 
На это будущее и нацелен "Стеклянный дождь” даже своим названием.
    В начале интуитивно найденное обозначение, этого отчета-фестиваля, уже в 1/4 времени его течения, открыло свой "глубочайший” смысл. Стекло, как и драгоценные металлы почти бессмертно. Вулканическое стекло, без видимой порчи существует миллионы лет, донося нам информацию о некогда бушующих демонических страстях Природы. И хотя стекло, по сути своей, это жидкость - течет пластично изменяясь, но вместе с тем, нет ничего технически острее чем скол обсидиана. Самые сложные, виртуознейшие операции нейрохирургии стали возможными благодаря скальпелям из древнего вулканического стекла. Шарики тектитов -  тяжелое, серое, черное, зеленоватое стекло попало к нам из космоса, ученые считают, что с Луны. Россыпи тектитов разрабатываются в Австралии, Ю—Африке, Азии как золотоносные и ценятся в половину драгоценных камней. А стразы, настолько точно копируют настоящие драгоценности, что обманулся уже не один ювелир-профи. А обладатели уникальных бриллиантов, сапфиров, рубинов и изумрудов, спокойно носят стразы подделки на самых фешенебельных тусовках, пока настоящие камни-сокровища надежно защищены сейфами банков. Стекло звучит, как ни один из искусственных материалов выработанных людьми. Есть флейты, ксилофоны, даже органы из хрустального стекла. Играют умельцы и на столовом хрустале, смочив ободок фужера или вазочки вином, извлекая просто пальцем высокую чистую ноту, сродне скрипично-вилоончельной. Наш шабский "Стеклянный дождь”, как видите, с обширным подтекстом. 
   Заартачившаяся видео камера, чуть задержала начало, что вообще-то никого не опечалило, люди активно общались. 
   И вот на свободное место, перед вольно разместившимися зрителями, вступил первый исполнитель, вернее вступила Ниночка Татаринцева. В городе многие знают, эту не высокую, с хорошо сохранившейся фигурой и решительным лицом  одинокого бойца, зрелой опытом и жизнью женщину. Выступала она первой, но я рискну впечатлением и мыслями, о ее выступлении и прочем, подытожить свою информацию о бардовском пении в Шабском ДК. Ниночка Татаринцева (после этого ее выступления, я буду называть ее только так, уважительно и с восхищением) и ее работа, мне так кажется, заслуживает отдельного, углубленного и всестороннего анализа.
        Евгений Зайцев. Очень естественно, органично устроился на высоком табурете. Седой, длинный, сменил очки, очень крупные кисти рук, толстенные пальцы. Руки металлиста, сварщика, рабочего, нежно баюкали, такую хрупкую в таких лапищах, шестиструнку. Если Ниночку Т. я слышал не один раз, и до этого случая не понимал, то Женю я слушал впервые. И очень жалко, что не знал, не слушал его уже лет 5-40. Я даже не предполагал, что в нашем стариннейшем, но чего греха таить,  местечковом Аккермане, есть такая мощь! Что голос, что бой, что страсть и накал! А текст!! А гражданственность!! Все предельно мужское, предельно откровенное, правдивое — именно такое, как его смутно ощущают все мужчины, а выразить могут единицы. Писательский изощренный разум, тут же бросился искать определений, сравнений, подобий. Не нашел, ни в нижнем, ни в среднем эшелоне — остались только Ники: В. Высоцкий, Окуджава, "Журавли” Р. Гамзатова,  Афганские песни А. Розембаума, да ностальгия по Белому движению И. Талькова. Женя исполнил три свои песни, его просили еще и еще, но был, увы, регламент. 
   Совсем другим, совсем иначим на той же табуретке был измаильчанин Артем Колодий. Лиричным, глубоко интимным, до предела для мужчины мягким. Как артистично, невыразимо красиво двигались его руки на грифе, на струнах. Круговой бой, нежность аккордов, вибрации, рокотание. Что значит профессионал? Артем преподает музыку по классу гитары. Он не только играл и пел, а и прочел свои стихи, из недавно выпущенного в Измаиле коллективного литературно-поэтического сборника, подарив его потом нам. 
   И снова все меняется, у микрофонов Ольга Хорощенко. Учительница биологии Шабской школы №2 совершенно меняется, вот в таких ситуациях. Суть ее работ, в необычайной смеси, при том очень органичной, высокой гражданственности и глубокой женской лирике. Ее песни, стихи, исполнение, как протянутая вперед рука с расставленными пальцами. Она бьет, но не кулаком, а подушечками этих протянутых к людям пальцев. Подразумевается - очнись, отбрось равнодушие, в мире так много кривого, кислого, горбатого, противной жестокости, бездумной глупости. Подразумевается - вот рука моя, стихи мои, вот я вся сама, давай вместе все осилим. Ольге есть что и как сказать, она Женщина, Мать, Учитель, Бабушка, Поэтесса. Молодец Оля, не обросла панцирем, не свернулась ежиком - молодец! И смену себе готовит. Дитенок из шестого класса, той же школы, прочел речитативом верши свои, смело и бойко. Видимо гитара, зрелость, темы бардовские у школьницы Анастасии Цуцка обязательно будут впереди. 
   А на сцене Сережа Гонтаренко. (который и "Шеф”, и "Нера”, и "Гонта” — выбирайте, тут на любой вкус) Он совсем недавно вернулся с форума, проходившего в г. Котовске (фестиваль "Осень в Бирзуле”), что-то вроде нашего "Стеклянного дождя”, завоевал там призовое место. Это он познакомился, подружился и привез А. Колодия. И снова совершенно иная манера, свой взгляд на вещи и события, своя ни с кем не спутываемая экспрессия. Опять бешенство мужского темперамента, но если у старшего собрата, Жени Зайцева, это все уже уточнено, отстояно, если это уже — позиция. То "Гонта” молодое, пенное, мутное, не предсказуемое, на всю катушку играющее вино брызги, пена, даже ядовитость, все есть! Это не укор, это анализ. Лишний раз подтвержденное правило,  когда стихи, если отдельно, так себе, смысл разорван, туманен, мало конкретен (особенно в "Ястребе”, где о собственно, ястребе всего две строчки), стиль и техника игры на уровне туристского леса, пляжа и вечерней парадной, а голос, как голос — дыхания хватает. А вот все вместе создает впечатление, да еще какое! К слову, те же минус-компоненты присутствуют и у Вершин неправильности, ляпы и прочие отклонения от безупречной Нормы есть и у Пушкина, и у Шенченко, и у Высоцкого. Ну и что?! Это не мешает им быть Вершинами. Сережа затопил зальчик своей экспрессией, своей нашедшей именно в такой песне, востребовательностью. Все комплексы остались, где то там  дома, на улице, работе. Перед нами сидел незаурядный человек, исполнитель, бард. Флаг, тебе в руки, Сережа! 
   Совершенно другим, предельно современно-попсовым был Вова Беркудовский, он откровенно прикалывался и игрой, и текстом, и лицом, и телом (в той песне, он мне больше под фамилией Криворот смотрится). Дурацкая песенка "Паутинка” как нельзя лучше отделяла Граждан от 
Подданых. Первые знают, что хотят, знают, что надо делать и делают. Вторые, 
- приспосабливаются, выживают. Набат Жени, протянутые руки Оли, пока слепой бунт Сергея, утонченная чувственность Артема и ... красивая подаренная песенка — коробочка, в которой ничего нет. Так я воспринял и расценил Вовину "Паутинку” - в тяжелых ботинках и джинсовых штанах. 
   Естественно все, что существует кому-то надо и по этому имеет право на существование. У меня, например, мурашки по спине бегут от двух песен: "два кольори” и "Вставай! Страна огромная! Вставай на смертный бой!”. Но и намека на мысль нет, отменить все остальное и всех (!) приучать только к ним. Это даже хорошо, что попса, рок, рэп, хеви-металл, кантри и т.д. существуют, - очень хорошо. Все познается в сравнении. Скажи какую музыку ты предпочитаешь и я скажу кто ты! Не надо пуд соли есть, время тратить. Если кому-то нужен шум, а не смысл, это его дело. Но гусь, в этом случае, свинье не товарищ, каждый должен держаться своего ореала, своей социальной ниши, - всего то и делов. 
   Завершал официальную часть концерта, хозяин клуба, его директор, наш достаточно известный поэт, композитор, аражировщик и исполнитель — Игорь Параденко. Его знают достаточно широко и как соавтора гимна 
Белгорода-Днестровского, и как музыканта-исполнителя широкого диапазона. Знают и в Одессе и Западно-Украиских губерниях, и в Бессарабии в целом. Лет тридцать уже Игорь не выпускает инструмент из рук, и редко какое культурное мероприятие, нашего маштаба, проходит без его участия. Вот и сейчас, вальяжно и привычно он утвердился у микрофонов, медиатор коснулся струн, полилась мелодия. Было исполнено тоже три песни; давнее, среднее и только вчера написанное, буквально в ночь на субботу. Игорь верен своей лирической спокойной манере, с глубоко спрятанной, за внешней сдержанностью, жаркой страстью. Его работы заставляют чуть напрячься, чуть задуматься. Это ведь сплав Бессарабских, Украинских, Российских и Европейских ритмов, особенностей, колорита. Это далеко не бездумное "треньканье” и не просто слова — "за лиман, Аккерман”. Его работы похожи на русских матрешек, вслушаешься — откроешь следующую, расколупаешь ее — найдешь третью. Без надрыва, воплей, децибел и аффектации он ведет к смыслу и пониманию. Он современен и классичен одновременно, это подкупает, это отличает его индивидуальность от остальных. 
На нем официальная часть "Стеклянного дождя” заканчивалась, нас ждали внизу где начинается второе отделение,- т.е. общение в неформальной обстановке, беседы, вопросы, завязывается дружба, симпатия — наступает полное взаимопонимание. Но у меня есть еще пара слов. 
   Действо окромя певцов, музыкантов, бардов имело еще и зрителей. В принципе, в сплошь фаны, группа поддержки. Так как, границы между нами не было, мы сразу слились в одно. Свободно общаясь, прося повторить понравившееся, или заказывая то, что певец "забыл”. Так было с Е. Зайцевым, когда ему напомнили об убойной вещи "Мой Аккерман”. Я же по привычке наблюдать, пытался уловить все и вся, и выступающих, и текст, и манеру, и реакцию слушателей. Было интересно видеть, как вдруг что-то "достает”, к примеру, 12-летнего паренька, как он перестает "отсутствовать” играя, где то в своем мире, как песня отражается в его глазах, в лице, в распустившихся губах. Или когда, забыв о похмельном синдроме в нашем "Докторе” снова стал виден интеллигент и знаток, каким он был лет 15-ть назад. Как мечтательно заалело лицо пожилой женщины, замерцали глаза, улыбка украсила и омолодила ее. Воздействие музыки, хороших слов, глубокого смысла, посылка добра отличнейше отображалась на лицах зрителей, в их глазах. 
   В зальчике было холодно, запустение и формализм коснулись и Шабского ДК. Пыль, старая мебель, тусклые окна, давно вышедшая в тираж аппаратура — все это стало не видимым, не существенным, не важным. Торжествовало, все же, Искусство! 
   И так музыкально-бардовский дождь стеклянный пролился. Все что я хотел и мог сказать о его смысле и сути я сказал. Но эта суббота не стала концом "Дождя”. У нас задумка не разового использования, в ее рамках пройдут творческие отчеты и далее. На следующую субботу было запланировано послушать меня (М.В. Сухопарова) мою прозу, из цикла "О...” то есть о Шабо и его людях, событиях смешных и грустных, поучительных и не очень с ними происходивших. Я выбрал вводную часть и пару зарисовок залипух "Гулять разучились?” и "Розум Шабо”, а в между завернул размышления о труде работе так сказать. Написаны они на Украинском "койне” т.е. на смеси говоров, языков присущих Бессарабии и Шабо в частности. Они, зарисовки, смешны, неожиданны темы, несут определенный философский заряд. 
Я человек "не громкий”, но и не страдаю излишней скромностью, поэтому ограничусь констатацией фактов. Слушать меня пришло куда меньше людей, чем бардов. Это и понятно, проза это далеко не песня, она не привычна, люди уже и не помнят, что когда то были чтецы  Мордвинов, Яхонтов и в их исполнении из репродукторов лился Толстой, Шолохов, Гоголь, Горький, и прочие. Я конечно не чтец и тем более не классик, пока. Кто пришел, тот слышал. Работала видео запись, мне подписали афишу. Это впервые я в Шабо, что-то читал свое -  сделал себе подарок, к скорому шестидесятилетию. 
Далее "Дождь стеклянный”, я уверен, будет идти регулярно и обильно. Следите за афишами. Приходите "помокнуть”. 
 
                                                                              Я. МАВАСУ, ноябрь 2005г.
 
 

 
 
 


логотип© alb-budjak