История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Monday 24 июля -   День кадастрового инженера в России. День Симона Боливара — Освободителя в Эквадоре. День памяти святой равноапостольной княгини Ольги. 24 июля в народном календаре Ольга Страдница. 1774 В бою с турками Михаил Кутузов получил тяжелое ранение и лишился глаза. 1790 Во Франции впервые в истории было документально зафиксировано падение метеорита на Землю. 1945 Во время Потсдамской конференции Гарри Трумэн сообщил Иосифу Сталину о создании в США нового сверхмощного «супер-оружия». 1956 Основан город физиков - Дубна. 1956 Первому наукограду России - Обнинску - присвоен статус города.    

Пушкин в Аккермане – 2. «Наезд»

 

(Хроника невероятно-фантастическо-реального события, частично, как показательное шоу, на тему невероятной продвинутости науки и прогресса, а в основном имеющая совсем иной смысл).

 

 Заявление.

Председателю жюри литературного конкурса,

 В   рамках   фестиваля   «Пушкин – фест», прошу принять мою работу на конкурс. ( Мои интересы будет представлять, член АЛБ «Буджак» М.В.Сухопаров. Тел. для связи – 097 75 14 265)

 Биографическая справка. Я, Серж Остапович Крам, 1946 года рождения, историк, публицист, социолог. Интересы: психология толпы, литературная деятельность.

25.05.2011г. Г.Белгород-Днестровский

 

    Основные события, описанные ниже, нуждаются в малюсенькой приамбуле. Ибо ничего из ничего не выростает, а только переходит, по синусоиде, из одного уровня – состояния в другое, редко в лучшее, чаще в худшее, так уж социум устроен. Несмотря на засилие интернета, облегчённой литературы и кроссвордов, ещё не полностью вымерли те, кто умеет и даже любит читать. Конечно, это уже мизерная часть, той, самой читающей в мире нации, но она еще, повторюсь, полностью не вымерла. Читаю и я. И когда-то посоветовал своим коллегам по этому несчастью, оригинальный фантастический рассказ. Смысл его внешне не сложен, но мысли рассыпанные то там, то здесь, по его тексту, показались мне более чем занятными. Краткий пересказ следующий: «Научились люди, теоретически, по духовно интеллектуальному наследию личности оживлять. Ни на крысах, ни на собаках-обезьянах проверить это в натуре невозможно – нет духовно-интеллектуальной составляющей. А клепать просто животных таким дорогущим способом, когда есть дешёвый природный – глупо. Вот и пришлось сразу приступить к восстановлению человека. Перебирали, перебирали варианты и оказалось, что для 100% вероятности тождества, для 1-го опыта, подходит только очень талантливый, очень плодовитый, очень разносторонний, короче – гений, умерший в достаточно молодом возрасте. А так как герой – учёный того рассказа был Иван Иванович, то по всем параметрам подходил, конечно, А.С.Пушкин. К тому же, о нём есть целая библиотека, где воспоминания современников (и друзей, и врагов, и читателей, и царей, и просто женщин) дополнена огромным объёмом исследований. Запустили в компьютер-синтезатор всё это «досье на гения» и в назначенный срок приборы показали, что в автоклаве присутствует живое, весящее 63кг 410г существо. Профессор отвинтил крышку и трепеща задал в глубину-темноту сакраментальный вопрос:

- Кто вы?!

В ответ на зеркало кремальерного запора, легла смуглая, нервная кисть с характерным негроидным отцветом ногтей и удивительный голос произнёс:

- Я? Я Пушкин… и у меня ничего не болит! Почему?

Как вы уже догадались, эксперимент в том рассказе вроде бы удался. Мало того, имел продолжение. Оказывается, мои коллеги по чтиву не только прочитали, но и решили воплотить в жизнь. Нашлись богатые спонсоры, соблазнённые возможностью поиметь личное бессмертие, правда, они не догоняли основного – надо иметь не только бабки и технологию, но ещё и душевно-интеллектуальное наследие, им казалось, что имеющегося у них за душой, хватит. Ну что же то, что папа с мамой не вложили ни один углублённый тренинг по бизнесу не даёт, и в лавчонке не прикупишь это сааме – душу и интеллект ни за какие отдельные и большие деньги, но это детали. Средства они дали, смешно, конечно, впервые ушлые такие, продвинутые и удачливые в облапошивании лохов и лузеров, так бесспорно лоханулись! Гений получился, а что получится после естественной смерти богатых пайщиков этого сугубо частного эксперимента – время покажет.

И так, оказался А.С. среди нас. Конечно инкогнито, купили ему бумаги одного кучерявого бомжа, легализовали, и пошла следующая, неизбежная, в том рассказе не описанная, вернее, несколько параллельно. Очень быстро стало бесспорно ясно, что это Гений и Пушкин. Удостоверившись, народ воодушевился и затеял масштабные изыскания кого ещё возвернуть! Шекспира там, Мать Терезу, Достоевского, Паганини или Швейцера, Марка Твена, Гоголя и Шевченко или Рублёва. Конечно, вопрос о внедрении в наше время фараонов, или Гитлера-Сталина с Хирохито и Мао в придачу, не стоял вообще, а вот о Делано Рузвельте или Ульянове Владимире Ильиче подымался. Но меня это уже не касалось. Подвернувшись, вспомнившись им, я попал совсем в иную историю. А.Сергеевича надо было адаптировать, не держать же его вечно, здорового и гениального, а, значит, деятельного и очень подвижного, в палате и пижаме, человеку всего 37, самый пик, самый центр человеческого жития. И решено было опять отправить его в вояж, в тот самый, к которому причастны Одесса, Шабо, Аккерман, Кишинёв и т.д. Конечно, воссоздать те условия даже олигархи уже не в состоянии, где, например, взять упряжку Му-2? т.е. классических волов украинских, запряженных в каруцу? Их уже нет даже в зоопарках, всех вырезали и ради шкур для курток в Турцию вывезли, теперь правда вроде бы собираются возрождать вместе со всем сельхоз сектором – так Азаров говорит – но это non testatur, как говорится по-латыни, а по-немецки nt, и переводится как «утка», газетчики знают этот журналистический термин. Так что из Одессы, затратив? вместо 4х дней и 3х ночёвок? всего около 2 часов, мы прибыли сначала в Шабо. (Так пожелал сам А.Сергеевич, Я всего лишь сопровождал.)

Вообще-то я здорово влип. Соблазнённый великой возможностью сопровождать А.С., я, как те лоханувшиеся спонсоры, до конца не понимал всей глубины и объёма происходящего. Честно говоря, занудства в нём не было ни на ёту, в отличие от многих, прикидывающихся гениями – настоящий был прост, терпелив, коммуникабелен, понятлив, доступный, честный, скромный и уважающий окружающих. Ни капризов, ни выпендривания, ни тщеславия – ну никакой, обобщающее говоря, VIPиздатости в нём не было. Сама норма, человек приятный во всех отношениях. Только вот гражданственность в нём была именно Пушкинская. Всё он воспринимал через себя, через «человек, если он человек, а не барахло – за всё окружающее в ответе», за всё это с него спрос, почему он с тех, кто официально в ответе, не спрашивает, а отмалчивается, отмораживается. Измордовал меня гражданин Пушкин своим здоровым средневековым подходом к гражданственной смелости. Барахлом человеческим я себя не считал, но погуляв с ним по его повторяющемуся маршруту, засомневался, куда это нас, человеков, современности облегчённая мораль завела? Это вывод. А поначалу было так.

То, что хата Тарзана, где он обедал, дегустировал вино и лакомился только-только выведенным, сыном хозяина, сортом столового винограда «чауш» (чаус), не сохранилась, воспринимал с пониманием. В нашем гор.музее есть фото той хаты, она достойна даже, чтобы батрак в ней жил. 5,5х12 под камышом, глинобитная. То, что часто выдаётся, как дом Тардана в Шабо, это вилла Ансельма, строение куда более позднего времени и куда более солидных достатков владельца. Но гостя неподдельно удивило, что не сохранилась могила Тардана. Он никак не мог понять, кому и почему она мешала. Вообще почему находились люди, готовые жить или работать-служить на месте уничтоженных кладбищ, когда вокруг ещё столько земли, а привязки к каким-либо жизненно необходимым коммуникациям не было, как почти нет и сегодня. Не меньше его удручило и отношение к красивому добротному дому – вилле Ансельма. Там сейчас, что-то вроде лечебного дома отдыха, для туберкулёзников с элементами своеобразной ночлежки. Дом используется без домосодержания. Окна, двери, крыши, подвалы, дымари, фронтоны и башня соответственно, разваливаются. Парк вокруг и урезан со стороны лимана, и обезображен как уродом-трансформатором и массой хаотично воткнутых электростолбов, так и двухэтажной водонапорной башней, сооружённой почему-то слева перед фасадом. Я уже не говорю об отношении к деревьям и кустам. Ответить ему, кто это всё нагородил, чем руководствовался, знал ли такое понятие как «ансамбль», «эстетика», «красота вообще», я только ёжился. Ведь впереди у нас была дорога к (!) и сам современный Аккерман!

Увидев, что выездная аллея к бывшему подворью Ансельма, заканчивается на пятом дереве, остальное вырублено, пожелал не кружить по селу, через которое мы уже разок медленно проехали, не получив никакого эстетического удовольствия, а двигаться вдоль лимана, так куда ближе до цели – дома Непенина. К этому моменту я уже понял, что обречён. Что по кругу, что навпростець – один чёрт, и там, и тут есть многое, что ему не понять и нам не простить. Поехали!

Мимо обширной стройки, по далеко не лучшей дороге, мы двигались строго на Север. Огромная вывеска на воротах о том, что за ними «Бессарабский диагностически-лечебный центр имени семьи Кельми, вызвал его вопрос, связанный с соседствующей стройкой: «Расширяются?» Я почухал затылок. Не потому, что не знал. А потому, что «свобода совести» расплодила непотребное количество культовых построек вместо нужных, очень нужных, бытовых. Всё меньше школ, больниц, библиотек, но растут, как поганки, различные молельни, «залы царств», и еже с ними. Экспансия заразных церквей, разных этих: адвентистов, баптистов, пятидесятников, субботников, иеговистов и ещё n в n-ной степени, здорово замусорила исконно государственно–православное, несмотря на отделение церкви от государства, пространство. Названия у них разные, а суть одна – на мой взгляд историка и агностика атеиста, это очередной поход иезуитского ордена, с подачи Ватикана, на схизматиков, имеющий подкладку в переразделе собственности и богатства в их пользу. Я чётко разделяю «Веру» и «Церковь». Вера – это состояние, тут закон о свободе совести совершенно необходим, а вот такие «церкви» - это бизнес проекты и идеологическая промывка мозгов, а, значит, совсем другой коленкор. Нынешние украинцы, строящие всё это на даденые деньги, «из-за оттуда» даже не подозревают, что будет с их внуками и правнуками. Эти «черкви» коварны.

- Нет, А.С., это молитвенный дом строят, не удалось им прибрать кинотеатр «Юность» в центре к рукам, вынуждены тратиться и строить отдельно.

- Так мы же уже один видели!

- Да, есть по дороге мол.дом Баптистов, но эти другого покроя, им своё хочется иметь. Есть ещё и Харизматы тут.

- А основная церковь, всё же Православная?

- Не знаю насколько она основная, я не верующий, не хожу, но по прессе вроде бы самих православных церквей на Украине то ли 2 то ли 4, и патриархи грызутся, кто из них истинный. Давайте не будем об этом, я пристрастен, а поэтому могу сгрубить. – Он остро глянул на меня.

- Когда-то и я был атеистом, по молодости, по … читали мою «Гаврилиаду»? (по «глупости» зависло в воздухе)

- Читал, хотя она и неохотно печаталась всеми последующими властями. Но А.С., мне уже седьмой десяток, и чтобы я сменил своё миропонимание, надо очень-очень солидная аргументация, а её как не было, так и нет. Так что давайте этот вопрос опустим. А?

- Давайте, хотя я начинаю улавливать, что Вы не из покладистых и лёгких людей!

- Какой есть, попытался я сгладить ненужные шероховатости.

 А он внимательно посмотрел по сторонам – шли запущенные виноградники, по огромным узловатым рукавам, по беспорядочному вееру молодых побегов было видно, что их очень давно не обновляли, лет 5-6 толком не формировали, подрезая, а густющий прошлогодний бурьян подчёркивал запустение и пофигизм людей. Уникальные виноградники, возможный источник если не хороших вин, то натуральных соков, явно были никому не нужны, обречены на вырождение и уничтожение. Порошковые дешевле, удобнее, да и травят народ вернее.

- Почему так? – требовательно спросил Пушкин. Что я мог ему пояснить? Что Бессарабия и Украина в целом никому не нужны как конкурент производитель чего-либо, вообще. Что Перестройка, развал СССР, пресловутая экономическая либерализация – звенья одного плана, одной стратегии, изложенной, вернее сформулированной и выполненной, увы! в документе под названием «меморандум Далласа». И неважно, кто его автор, настоящий Аллан Даллас или советский писатель с указки КГБ. Важно, что эта гнусность удалась, Великую державу развалили сами управленцы державы, так называемая политико-хозяйственная элита в купе с продажной частью интеллигенции. Ведь поворот на 180о от строительства коммунизма, пусть декларируемого, пусть не полностью возможного вообще, к дремучему капитализму с мощной примесью феодальных вотчинных порядков произошла, насаждалась сверху. Из Кремля, горкомов, обкомов, с уст и рук тех, кто вчера до синяков бивших себя в грудь, изрыгая постулаты «строителя коммунизма», а наутро уже грабивших труп СССР со сноровкой и продуманностью. Мародеры государственного масштаба, мародёры – худшая, презираемая часть у ланскнехтов и даже ииратов! «Элита» СССР, перешедшая в «элиту» сегодняшнюю, почти без ощутимой потери количественно, качественно она была гнилая, конечно, задолго до 1986 г. Пока я пытался сообразить, как доходчивее гражданину России 18 века А.С. Пушкину объяснить всё это, он ведь с Декабристами был заодно, нас накрыл смрад. Воняло то, что пышно называется Шабский канализационный коллектор. Вернее, фикция под таким названием, воняло же реально. Та же схема, что и с виноградниками, то же «откатное мышление». В новом с.Шабо, а оно было задумано как экспериментальный посёлок, было ко дню 100летия В.И.Ленина и далее построен целый ряд многоэтажек. А люди где живут, там же едят-пьют и, соответственно, нужна канализация. То, что было сделано для 1-й очереди домов, уже износилось, перестало соответствовать по пропускной способности. Фекалии пошли поверху. Несколько лет согласовывали, писались письма, доказывалось очевидное, считали проект, наконец-то были выделены деньги. По-моему, 1.860.000 грн. А дальше надоевшие украинские реалии. Бумаги есть на всю сумму, а работ выполнено в лучшем случае тысяч на 500-600, где делось остальное? Кто знает. Уволились Фаюк, Адыров. Заменили Зинченко, в обл.совет перебрался Шабский сельский голова Квашнин, (активно делает парень пол. карьеру, видно, есть за что). Стоят зачатки очистного коллектора, воняет дерьмо, временами текущее поверху. Идут активнейшие разговоры о курортном будущем нашего края, об экологии и прочих нормальных вещах. Да, болтать куда легче, чем не воровать. Это классика бюрократического жанра, бюджетные деньги исчезли, вялотекущие суды – чистейшая профанация справедливости и законности, ибо не ведут к возврату исчезнувших денег. Наказание в виде отстранения от Власти-кормушки, конечно, наказание для привыкшего греть руки чиновника, но как же всё-таки: Курорт, экология, коллектор, неотвратимость наказания за совершённое преступление и прочие демократические ценности?! Где на них деньги брать, раз любые выделенные безвозвратно исчезают?!

- Нельзя ли побыстрее? – совсем изнемогая попросил поэт.

- Можно и нужно, иначе угорим.

Пошли карьеры. Я тут не при чём. И хотелось бы написать о весенней зелени, соловьях, траве-мураве, величии природы, входящей в 2х километровую курортную зону от берегов водоёмов вглубь. Но увы! Если не изгаженное мусорниками, то угроблено несанкционированной выемкой уникальных шабских чёрных песков, внесённых в единственную на планете Зону «Навиев» песка на чернозёмную подстилку. Те пески, что лучших нет для виноградарства, спасающих самые нежные сорта, лечебные, типа «Алварны» от чумы-филоксеры, вывозятся как банальная балласт-засыпка.

Оказывается, существует исключительный по цинизму документ – экспертиза, утверждающий, что эти пески «плодородного слоя не имеют». Под эту дурь был построен когда-то ЭЗЯБИ, огромную яму карьера прямо перед ним теперь используют как полигон для Ралли, в ней же нашлось место  и для озера нечистот, и для мусорной свалки с бывшего мясокомбината. И не важно, что буквально рядом, зажатый какими-то захламлёнными производственными техтерриториями и Портом, находится ещё один уникум – Святой источник. Иоан Сочавский покровитель Бессарабии! Интересно, почему он терпит такое надругательство? Как Вы думаете, может ли быть чистой и святой вода, даже с глубины в 140 метров, если её подковой окружает перегруженный мусором, нечистотами и т.д. 58тысячный город! Я не знаю, делался ли качественный анализ его воды, но знаю, что ни одна из 28 скважин города водой, подхлдящей тому Советскому, мало полезному человеку госту, не соответствует. Статус Аккерманской воды не питьевая, а техническая. Вдохнув дополнительно известково-карбидную пыль с завода ячеистых бетонов, увернувшись от огромных лесовозов, везущих остатки Карпатских лесов в порт на вывоз в Турцию, мы нырнули в ул. Шабскую.

- Зачем вы это делаете? – требовательно спросил Гений. – Почему всё уничтожаете? Меня начала разбирать злость. Он явно путал меня с президентом, с олигархами, с управленцами, с той специфической группой людей, захватившей сегодня всё и всё подмявшей под себя. Выходить на Сенатскую площадь было некому. Прошли те времена. Он явно не понимал, что человек вообще-то попал в заложники одному из своих блестящих изобретений. Деньги – страшная вещь. В неких количествах они обретают собственную жизнь и даже собственную антисовесть и антимораль. Их власть и воздействие становится очень трудно контролировать. А человек всегда был продажной тварью. Рост населения, разделение труда, извращённая государственность, постоянное давление растущих налогов, платежей, тарифов – всё это делает его ещё более продажным, для выживания. Среднестатистический подданный устал и испуган, он вынужден извиваться и приспосабливаться, а усталый и переляканый, Человек не может позволить себе роскошь иметь идеалы и следовать им. Ему надо покупать еду для семьи. Всё это ведёт к катастрофическому падению, как личной, так и общественной и тем более чиновничье-государственной морали. Как можно иметь людей высокого качества, если их жизнь зиждется на отсутствии качества? Ведь качество не совместимо с массовым производством. Оно вредно, ибо качество долговечно! Вместо качества жизни, навязывают так мягко называемое – стиль жизни, моду – т.е. коммерческий обман, направленный на искусственное устаревание вещей. Массовое производство не могло бы обогащать хазяев, продавая несусветный вал постоянно производимых вещей, если бы не заставляли то, что произведено вчера, сегодня выходить из моды. И это касается всего, даже недвижимости и интерьеров. И вот, в самой современной кухне из принесённых из супермаркета продуктов средняя домохозяйка не может приготовить еду, которая была бы съедобной. Жульнический бизнес, беззастенчиво рекламирует вся и всё. А на деле выпускается самая прекрасная, привлекательная упаковка из возможных, а то, что внутри в основном – отбросы. Но как это объяснить человеку, помнящему вкус гречневых блинов с икрой, ходившему по росе, знающему, что такое рубец, слыхавший соловьёв и считающему, что если заяц перебежал дорогу, то надо возвращаться, будет неудача. А теперь признайтесь, кто видел зайца хотя бы 3 раза в жизни? Или ел гречневые блины на масленицу?! Дистанция огромного размера разверзлась между нами

Доску со своим барельефом он видел, но отреагировал как-то равнодушно. В дом и не стремился, только заглянул во двор, отметил, что нарезано там долек-загородок, что там жильцов, как сельдей в бочке, и только плечами пожал. Стал на углу спиной к дому и разглядывает окрестности. Всё такие же, свалки, свалки, разрушенные заборы,  нет люка прямо на перекрёстке улиц, не догоревшие казармы, ещё какие-то руины прямо на берегу лимана, заброшенные причалы переправы. Под его осуждающим, и снова на меня, взглядом я не удержался и вызверился.

- Не думаю, что при Вас Аккерман был чище! – он пожевал губами.

-Я и не утверждаю, но мусор был другой… естественный, что-ли. Люди держали скотину, и прямо в центре, коровьи блины и конские каштаны имели место. Но было как-то не так безнадёжно запущено и уныло. Среди мусора не жили, он был, но его стыдились, а сейчас сплошная безнадёга, он грустно улыбнулся, когда в аккомпанемент к его словам, хлопнула, нагреваясь, пластиковая бутылка. Больше мы к этой теме не возвращались, вернее, он не обращался с этим ко мне. Но я наблюдал и видел, он всё замечал, всё брал на заметку. Тем более, что активностью отличался исключительной. С огромной наблюдательностью Пушкин прямо штудировал город, вначале просто не обращая внимания на всё усиливающиеся недомогания. Было предусмотрено, что возможна аллергическая реакция на первых порах, в его организме, изготовленном в стерильных условиях лаборатории по рецепту и составу середины 18 века, была солидная доля уязвимости перед нашей искусственно античеловеческой средой. Что воздух, что вода, что пища!!! Особенно еда. Это же очень интимный процесс, это же всё во внутрь! Я и не предлагал ему что-либо из «Таврии-В» или «Копейки», да и с базара очень выборочно. Но даже такое мало помогало, он болел. Но держался, ходил, смотрел. Я очень надеялся, что помогут женщины. Что ни говори, а в массе своей наши женщины, а особенно молодые девушки, способны поднять самочувствие нормально практикующему мужчине. Это вам не Германия, не Англия со Скандинавией, где можно часами шастать по городу, а оглянуться не на кого. Вначале так и было. Но когда он увидел, как они сидят, как курят, лузгают семечки, а особенно когда услышал, как говорят, он увял. Красота теряла свою прелесть, когда нежный девичий ротик, выпустив струю дыма, изливал что-нибудь ненормативное, при том без всяких особых негативных эмоций. Было понятно, что она говорит и даже думает теми же словами, что пишутся отморозками на стенах туалетов.

- Можно подумать, ваш бомонд был другим, как то не выдержал я, когда он особенно сморщился, услышав беседу идущей впереди молодой пары, разделённой 3-4летним ребёнком, ведомым родителями за руки. Внешне очень приличной, обыкновенной пары.

- Да нет, уважаемый мой, как Вы выразились, бомонд был испорчен до мозга костей, был ханжеский, но уважал приличия, политес, побаивался общественного мнения. Была хотя бы внешняя показная разница между дамой и девкой. А тут я вспоминаю ваши же слова: «Нет худшего комплекса, чем отсутствие комплексов!» - И опять замолчал. Я видел, что он что-то задумал. Интенсивность изучения наших реалий возрастала и ширилась. Несмотря на всё ухудшающееся физическое состояние, он работал, как проклятый. Гений же! Книги, журналы, газеты, телек, мгновенно научился лазить по всемирной сети, компьютерные возможности ему нравились, пошлятина, порнуха – нет. Он, как гигантская губка, впитывал и впитывал информацию. Интересовало его всё. Но и удивлялся безмерно. Например, ценообразованием. Я свозил его на 7-й километр, а после он мог сравнивать, ходя по базару. Он и сам оказался жертвой обувщиков – ходил так много, что эти поделки горели и разваливались на нём, как на 8-летнем пацане, постоянно играющем в футбол. Наценки в 100-150% его прямо выбивали из себя.

- Это же жульничество, просто грабёж! – возмущался Пушкин. – Пиво дороже виноградного вина?! – как это может быть? Ведь сварить куда проще, чем вырастить! До этого он видел работы по разноске столбиков  под шпалеру и прочие работы на плантации.

А когда капуста, картошка вздорожили, став в два раза дороже хлеба, он просто издевательски расхохотался. – Это говорят у Вас лучшие в мире чернозёмы и любящие работать на земле крестьян?

 Он просто не понимал, что такое целая свора посредников, почему им позволяют бесчинствовать на рынке, если объявлена демократия и есть лучшая в мире Конституция. Как при всём этом именно производитель получает мизер, потребитель тратит 80-90% дохода на прокорм, а посредники, плотно опекаемые государством, топятся в шоколаде! Обилие, крученность и завуалированная, но присутствующая гнусность законов повергали его в шок.

- Почему их называют «милиция»? Разве они вооружённый Народ? – спрашивал поэт, когда мы взялись знакомить его с нашей юридическо-судебно-милицейской системой. Найдя в статистике, что только 1% дел в судах решается в строгом соответствии с действующим законодательством, он горестно подытожил: «Вы, ребятки, лихо перещеголяли, во много раз, царскую систему неправедного суда. 200 лет, видно, двигались совершенно не в ту сторону.

Мне казалось, ещё немножко – и приспособясь к окружающей среде, воде, пище, смогу и ритму жизни, к социальным реакциям, он начнёт творить. Мне было очень любопытно, какое первое стихотворение он выдаст. А пока он только читал, смотрел, слушал, притом избегал комментировать. 10-12-14 часов в сутки перелапачивал, по какой-то, мало уловимой системе, информацию, казалось, он что-то искал и не находил. В винегрете этого потока попадались, как глыбы типа «Войны и мир» Толстого, или отчётов о Нюрнбергском трибунале, так и почти пустышки, вроде «Хаббитов» Толкинера, или стихов случайной давно забытой поэтессы. Он оригинально группировал книги. В одной стопке лежали: «Молот ведьм», «Майен камф», биография Черчелля, дневники Геббельса, подборка рапортов русской охранки. В другой – Швейк соседствовал с Дон Кихотом, Шекспир с Лопэ де Вегой, «Двенадцать стульев и Золотой Телёнок» с «Тихим Доном», Маркес с Яном Парандовским. Статьи Ленина перемешались с Достоевским, его «Идиот» и особенно «Бесы» лохматились закладками не меньше, чем фундаментальная «История Французской Революции» или «Переписка Сталина и Рузвельта» с 1942 по 1945 год. Он пахал, а мы терпеливо ждали. Планировалась поездка в Россию, я тайно надеялся, что удастся уговорить его поприсутствовать на «Пушкин фесте», задуманном в городе, как постоянный туристско-притягательный фестиваль. Оставалось совсем немного времени до 6 июня 2011 года. Конечно, фестивали, задуманные как ежегодные, для привлечения туристов, с таким бюджетом не делаются, это ведь не мероприятие для отчёта в область, дело не для галочки в перечне того, что сделано отделом культуры и туризма. Такое, надо раскручивать, надо вкладывать в него и деньги, и выдумку, и труд, и размах, и время, и многовекторность. Но поэт поломал мои тайные планы. Перед самым-самым фестом, он пожелал увидеть всех кураторов, всех виновников его оживления. Съехались, ждём что скажет. Выглядел он далеко не лучшим образом. Начал А.С. издалека:

- Я вообще-то оптимист. Вернее, я так думал, был в этом уверен. Но оказалось, что всё это совершенно не так. Я тут поработал, попытался разобраться как, чем и для чего сегодня живут люди. И, хотя я всего лишь фантом Пушкина, похоже, что вы, воссоздавая меня, многого не доложили. Няня мне говорила, что готовя щи, туда кроме говядины, капусты и прочего, надо ещё вложить и частицу души. Тогда щи будут по-настоящему щами, вкусными щами. Я же, вероятнее всего, сложнее щей, ну короче, как у вас тут говорят, я сожалею, что не оправдал ваших надежд, планов и прочего. Всё, чем тут живут, мне не подходит, а я естественно не подхожу этому всему. И я не только хочу, я требую отправить меня обратно, в небытие!

Пушкин замолчал, из закушенной губы, набухая, образовалась капля крови. Мы сидели, как пришибленные. Чего угодно можно было ожидать, но такого демарша!? Гений отказывал всем нам, всему человечеству в своём присутствии. Небытиё ему виделось привлекательнее прибывания с нами, среди нас. Оглушительная нравственная оплеуха. Это всё так явственно было написано на наших лицах, что он, гениально деликатнейший человек, всё уловив, подал нам, как милостыню, мотив, переводящий всё в иную плоскость. Задорно улыбнувшись, поэт Пушкин чётко и ясно произнёс:

- Я не могу писать стихи. Ей богу не могу! Пробовал, и ничего не получилось! Ещё раз и ещё раз – не выходит. – И без паузы продолжил:

- Где ваш утилизатор-автоклав, давайте заканчивать неудавшийся проект.

Что нам оставалось?! Мы приняли правила игры, сделали хорошую мину при плохой игре, засунули его в утилизатор, и многие вздохнули свободно.

Теперь, я слышал, идут подборы следующих кандидатов на оживление. Группируются данные на Блавацкую, Бендеру и Распутина. Не простаивать же дорогущей аппаратуре! Моё предложение оживить Гашека, Марка Твена, Ильфа и Петрова плюс Бронислава Нушича, встретило активное непонимание, плавно переходящее в резкий отказ. Дескать, хватит нам одного Гражданского Гения, наехал на нас конкретно. Нет, скептиков-сатириков социального толка, наше время активно не приемлет. Нужны деловые циники, фанатики человеконенавистнических идей и неврастенички. У наших восстановленных людей должны быть крупные пороки, зафиксированные в досье, тогда они управляемы, управляемы и приемлемы. Ждите результатов! (Я в этом цирке больше участия не принимаю. – ОТЛУЧЁН!!!)

С.О. Крам «Пушкин в Аккермане-2 «Наезд»». Специально для фестиваля «Пушкин - фест». г. Белгород-Днестровский, 6.06.2011г.

 
 


логотип© alb-budjak