История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города
Сегодня  Saturday - 27 мая 2017 года  - сегодня   Общероссийский день библиотек (День библиотекаря). День библиотек Кыргызстана. День работников издательств, полиграфии и книгораспространения Украины. Рамадан — начало поста у мусульман. День Ивана Русского в Греции. Праздник клубники. Фестиваль Каннын Дано в Южной Корее. 27 мая в народном календаре Сидор Бокогрей. 1606 В Москве началось восстание против польских интервентов. Казнен Лжедмитрий I. 1606 В Москве началось восстание против польских интервентов. Казнен Лжедмитрий I. 1795 Основана первая государственная общедоступная библиотека в России. 1883 В Москве на Красной площади открылось здание Государственного исторического музея. 1905 Начало Цусимского сражения, которое стало последней решающей битвой в Русско-японской войне. 1930 Американец Ричард Дрю запатентовал прозрачную клеющуюся ленту – скотч. 1969 Создана рок-группа «Машина времени». 

…ельные на последних запасах угля работают.

 

- Так чего не покупаешь? Ждешь, когда остановятся? Смотри, тогда мы с тебя не только чепчик снимем, без штанов останешься.

- А деньги где взять, Богдан Петрович? В бюджете на зарплату и ту не хватает.  Народ плохо проплачивает.

- А ты на какой машине ездишь? Поди на иномарке, да еще и не простой?

- Так ведь…

- Некогда мне с тобой шашни разводить. Я по другому вопросу. Там к тебе сегодня выехал представитель из Киева.

- От нашего президента? И что я должен приготовить?

- Ты один в кабинете?

- Как перст один.

- А твоя Ярина часом на кого-то не пашет? Я ей правда постоянно подкидываю предложение перейти ко мне работать. Да она все отказывается. Она случаем не подслушивает?

- Дак это мы сейчас проверим.

- Ага! Ты ей еще с кабинета на всю громкость крикни, что идешь проверять. Дурак, это надо очень тонко сделать. И не сейчас, понял. Ладно, будем считать, что Бог милует. Так вот, представитель этот не от президента. Хотя и работает по поручению главы администрации с Банковой. Этот человек с Богомольца, 10. Ты хоть знаешь, что там находится?

- МВД.

- Правильно. Но этот человек не именно с МВД, он из Главного управления по борьбе с организованной преступностью.

- Серьезная фирма. А почему к нам? Мы чем-то провинились? Неужто…

- Ты хлебальник-то открывай пореже. Главное, смотря где? А то ненароком зашить могут на пожизненно. Так вот, одного нашего общего знакомого на перевале мочканули. То ли авария, то ли кто-то к телу ручки приложил. Ему на Банковой поручили  это дело расследовать. И поручение это дадено Самим.  Секьешь, какая ответственность?

- Это, которого нашего знакомого? Неужто Сашеньку Конопляного?

- Догадался, значит.

- Царствие ему небесное. А как хорошо по лестнице вверх продвигался. Иногда, честно говоря, завидовал.

- Ты смотри там, на месте, не сболтни лишнего. Вообще-то, он, по-моему, немного с придурью. Глубоко пахать не станет. Я тут ему одного эсбэушника подсунул. Своего, конечно. Он возмутился, почему не с ментовки. Да и с Банковой его, если потребуется, притормозят. У тебя есть толковый парень в местной каталажке?

- В смысле, в райотделе?

- Именно там. Но такой, которому ты веришь как себе самому. Желательно, чтобы он  хотя бы на  четверть своей  ставки  у тебя на кармане сидел. Есть такой?

- Найдем.

- Вот его-то в помощники этому представителю и подсунь. Главное, ты должен знать каждый его шаг. К нему на Банковой водилу приставили. Так что они тоже будут все знать. Но мы должны на полшага быть впереди их. Чтобы знать, какие вопросы последуют и какие ответы на них подготовить. Уловил?

- Так точно, Богдан Петрович.

- Что ты заладил, как попугай? И еще, ты там хорошенько все прибери. Уборщицу найди толковую. Денег не жалей. Торчащие ветки, если надо,  пообрубывай. Все должно быть чисто, как  в операционной.  Каждый день к вечеру докладывай мне. Куда ходил, с кем встречался, о чем шептались?  Да, да! Заходите. Я  давно вас жду, уважаемая…

- Не понял?

- Это я не тебе. Так ты все понял?

- Все.

- Вот и хорошо. Будь здоров.

- Она что, и записывала, и прослушивала? – Васюта все еще был под впечатлением прослушанного. Правда, это надо было еще толково обработать в своих извилинах. Просеять, выбрать главное и определить направления работы. Но это будет немного позже. Когда он будет беседовать с умным человеком. И на кровати.

- Ага!

- То-то же. Когда я вышел из кабинета твоего Купровского, она мне уже и командировочные вернула. Именно к ним и был приклеен оранжевый листочек для заметок. Ну чисто тебе революционный цвет. А на нем твой адрес. Кстати, ты знаешь, откуда этот цвет появился перед выборами в Украине? Его из Штатов слямзили. У нас в МЧСе как обозначаются степени опасности? Знаешь?

- У пожарников – категориями сложности. Первая, вторая. У остальных не знаю.

- А в Штатах, цветами. Так вот, я где-то слышал, что оранжевый цвет в Америке – самый высший. В смысле, самый опасный.  Вот тебе и революция. Но не это главное. Главное, я видел ее глаза. Они и заставили меня прийти к тебе. Тем более что мне обязательно надо было найти помощника. А когда позвонил мой шеф, тогда мне надо было через кого-то выйти на Толчинского. Я же тогда не знал еще, что это ты.

- Слышишь, Илья, так это что, правда? Я на счет Конопляного? И где его мочканули?

Васюта молча кивнул головой.

- Тогда почему этим делом занимаешься ты, а не следак из прокуратуры? «Жмурики» - их курятник.

- Это ты у главы администрации президента спроси. Между прочим, я этот вопрос тоже своему генералу задавал. Он, кстати, меня тоже послал. Туда же, на Банковую, не подумай куда похуже. А не набулькать ли нам, Натан, еще по полтинничку, - Илья решил перевести разговор в реальность. - Что-то твоя запись на меня отрезвляюще подействовала. Весь кайф сгубила, - и, не дожидаясь ответа, дотянулся до бутылки с водкой несколько раз взбултыхнув ее в руках, явно чтобы она через дозатор глотнула воздуха, набулькал в стаканы  такую дозу, что более слабого «белка» сразу за жабры схватит. Сказкой покажется.  – Хватит по мизеру, нет? А то мы так и до утра ее не освободим. Закусь в тарелке сохнет. Хотя, - глянув на стол почти трезвыми глазами, Илья улыбнулся, - что ты говорил у тебя еще имеется из продуктов? Картошка? Это - резерв главного командования. Помнишь про четверых моряков-дальневосточников. На барже их в шторм унесло в океан. 49 дней мотало. Так они одну картошку на несколько дней делили. А подсолнечное масло у тебя имеется, хлеб?

- Этого добра хватает.  Вам какой, сер? Белый, черный? Шучу. Считай, больше полбуханки черного. Только он вчерашний. На столе вон сегодняшнего несколько ломтей осталось.

- Давай хряпнем, загрызем, а потом я тебе такую закусь сварганю – пальчики оближешь.

Минут через пять Васюта уже оперативно хозяйничал в уголке. Там действительно была кухня. Такой себе угол кухонный. Газплита, холодильник, куча всяких шкафчиков и ящичков. Разбив штук пять яиц в глубокую миску, расколотив их ложкой до однообразной массы, Илья брал нарезанные ломти хлеба, вмокал их в яичницу и ромашкой укладывал на горячую сковородку.

- Так такое блюдо и я умею, - улыбнулся хозяин. – Я думал, что ты меня чем-то новым удивить хочешь. Давай я сам уж займусь. Как-никак у себя дома.

- Не мешай. Таскай, давай, на стол. Тут работы на пять минут. Слышь, как вкуснятиной запахло? У меня шеф был, он сейчас на пенсии, я его должность занимаю, так он знаешь, какую закусь варганил на таких междусобойчиках? Он родом из Закарпатья. Домашняя колбаса, яйца, брынза, сало. Закачаешься.

- Не понял? Это что, все вместе жарить? «Кишен мерен тухис».

- Не-е. В задницу не пойду. Не все. Брынза отдельно. Хотя, надо бы попробовать и брынзу в кучу свалить. Пусть бы жарилась. Брынза – это что-то среднее между молоком и маслом. Соли только добавлено. Все, пошли к столу, - Илья прихватил тарелку с последними обжаренными кусками хлеба.

- Что ты там спрашивал на счет Конопляного? Где его замочили? – Илья специально затянул ответ, развернув большую деятельность с приготовлением закуски. В принципе, можно было сделать простые бутерброды. В холодильнике имелось сливочное масло. Причем, как и яйца, не покупное. Соседка Натана была мастерицей на все руки. Тем более что с Натаном у нее были свои расчеты. Молодая, тридцати трех лет отроду, кровь с молоком, двое шустреньких барби-погодки, да муж алкоголик. От которого  ни зарплаты, ни по хозяйству, ни…  А тут сосед молодой, накачанный, почти не пьющий и вдобавок без жены. Как не помочь.  Ему надо было архисрочно обмозговать общий диапазон беседы по Конопляному. Возможности заранее подготовиться к этой беседе у него не было. –  Слыхал про перевалы в Карпатах?

- Не только. Даже проезжал.

- Вот на одном из таких перевалов его тачка сверху донизу выписывала кульбиты, аж пока не загорелась. В итоге, два обжаренных трупа, - Илья все любил раскладывать по полочкам. Невзирая ни на какие подводные камни. В смысле, сбивания с пути. Пусть и не специально.

- Братишки затемнили? Кто и за что?

- Вот это мне и надобно отработать.

- А второй кто?

- Водитель.

- Вот водителя жалко. Хотя у таких людей, как Конопляный, всегда в помощниках себе подобные.  И когда это случилось?

- Почти в полночь с 11 на 12 февраля. Если точнее, в 23 часа 43 минуты. Именно так зафиксировано в протоколе ГАИ.

- А может, это простая авария? Погодный фактор, человеческий… Сейчас модно все списывать на эти факторы.

- Простой аварией там и не пахнет. Заказняк еще тот. Причем на химии зиждется.

- Это что-то новое. Химия наша, отечественная?

- Нет.  Штатовская.

- Ты смотри, даже некомитетская. К такой у нас простые смертные доступа не имеют. Значит, солидный заказ. И ты считаешь, что веревочка отсюда тянется? Если химия такая солидная, ищи следы в другом месте.

- Я ничего пока не считаю. Мое дело – отработка версий, - Илья на всякий случай поставил себя на второй план. Ведь в записи «жучка» неуказанно было, что он руководит раскрытием.

- Судя по срокам, Середнянский узел у тебя в первоначальных версиях, так?

- Не только. Мне бы хотелось узнать о Конопляном все. Начиная от его рождения. А он родился именно у вас. Корни его именно отсюда тянутся.

- Допустим, не у нас, а в Ровенской области, село Добробуж. Только это темная история.

- А хотя бы просветить ее можно? И откуда ты так хорошо проинформирован об этом деятеле?

- Мутный он фраерок, должен тебе признаться, - Натан довольно лениво потянулся к бутылке. – Давай, что ли, попробуем твое блюдо. У него есть какое-то особое название?

Васюта не ответил, и они молча выпили.

- Он же один из тех, кто фигурировал в моем деле.

- Давай-ка ты, дорогой, расскажи-ка  мне все, что  знаешь об этом мутном фраерке, как ты выражаешься.

- Многого я не знаю. В поле зрения он попал, когда появился у нас. Это было где-то в одна тысяча девятьсот девяносто толи третьем, то ли четвертом году. Нет! Все верно, в девяносто четвертом. Я тогда старшим лейтенантом был. Создали они у нас недалеко от пгт Буково общество с органической ответственностью «Полесье». В уставе числилась вырубка бракованного леса, распиловка его на доску, брус… Всякая там торговля и прочие безответственные пункты. В те времена такие общества появлялись, как грибы.

- А закрывались, как гробы. Извини, что перебил.

- И такое бывало. Банкротились, закрывались и опять возрождались аки Феникс из пепла. Только уже в другом месте и под другой вывеской. И фамилией, естественно, тоже.  Кто-то включал решалово, и все шло как по маслу. Так вот, выкупил он пилораму, была в одном из лесничеств такая штука. Еще до войны ее построили. Хозяин ее был некто Ковальских.  В 39-м сбежал в Польшу. Но с приходом немцев – вернулся. У него тогда еще в батраках поляки и украинцы работали. А в последние годы, начиная с горбачевского правления,  никто ее уже не эксплуатировал. Вот он эту пилораму и выкупил. В чернорабочие к нему разный народец косяком повалил. Здесь же работы – раз, два и обчелся. Но не это было основной деятельностью  общества.

- Постой, постой. Ты говоришь, что было создано общество. А кто входил в состав организаторов? Так сказать, кто создавал уставной капитал? Фамилии ты знаешь?

- Фамилии? Фамилии конечно были. Только все это туфта. Попки все. Одна реальная, Александр Тарасович Конопляный. Фамилий было пять. Некто Вивер, Войтович, Самборский и одно посконно русское имя Иванов. И адреса были. Только адреса все липовые. Правда, с финансовой стороны ни к уставу, ни к оплате налогов – не подкопаешься. Все было на мази.

- И чем же занималось это уважаемое общество кроме официальной распиловки леса?

- Так я же тебе говорил. Янтарь они добывали.

- И что, на этом и жили?

- А ты цену янтаря знаешь? Тем более нашего. Это тебе не с Прибалтики, волнами перемолотый чуть ли не до порошкообразного. Тут куски по килограмму и больше из земли вытаскивали. А это десятки тысяч долларов, должен вам признаться.

- В год?

- В месяц.

- Иди ты! Вот это размах, -  у Ильи аж глаза заблестели. -  Не-е. Такое без дупельков не переваришь. Набулькай-ка ты, дорогой, еще по полтинничку. Закусь совсем остыла. А впрочем, хлеб когда холодный – вкуснее кажется.

- Это, если с голодухи, - Натан от души наполнил стаканы.  – Будем! – они в очередной раз чокнулись.

- Что ты говорил? – с хрустом пережевывая поджаренный хлеб, выдавил из себя Васюта.

- Когда? – с таким же скрипом ответил хозяин.

- Перед тем, как наливал.

- Это я так, про себя.

- С умным человечком словом перемолвился? Понятно. А ты не пробовал пробить фамилии тех, кто за этими попками стоял?

- Пробовал. До личностей не добрался. Но трое, как пить дать, из нашего региона. В смысле, области.

-Из госадминистраций?

- Ну да.  Местной и областной.

- А четвертый?

- Четвертым мог быть кто-то из Киева. А может, даже из-за бугра.

- Из Польши?

- Не пойман, Илья, не вор. Только я одно знаю, с нашей стороны таможня в этом деле стопудово крышевала.

- Откуда дровишки?

- Понимаешь, Илья. На таможне у меня был один хороший знакомый. Так вот, получаю я информацию, что микроавтобус «фольксваген-транспортер» собирается на следующую ночь в рейс за бугор. В Польшу. Отсюда частенько челноки такими тачками за товаром мотаются. И в этом нет ничего удивительного. Удивительное другое. Водитель этой тачки – водитель замначальника УМВД. Беру я мобилу и звоню своему другу. Так мол и так, завтра в ночь на таможне появится такая-то тачка, с такими-то номерами. Ты ее досконально, мол, прошмонай. Много интересного увидишь. А в ней, уважаемый товарищ подполковник, было-таки на что взглянуть. Килограмм пятьдесят отборного крупного янтаря. Ну, думаю, теперь этим фраерам кранты. Полный звиздец не только котенку, но и всему его окружению. С конфискацией причиндал и прочей собственности.

Услышав о количестве янтаря и произведя нетрудные подсчеты, у Ильи челюсть опустилась в район пупка.

- Ну и как? Таможня дала добро, и вы успешно накрыли «окно»?

- Ага! Тот самый случай. Фиг ты угадал.  Таможня на сегодня берет добро. Дружбан ответил, что поменяться сменами ему не разрешило начальство. Он там было привел причину - семейные обстоятельства. Значит, крыша на таможне серьезная. Ты посмотри, уже третий час. А спать когда? Между прочим, уважаемый сыщик, за все это время ты меня раздел до неглеже. Стыдно на стуле сидеть. А сам, так и остался в своих шубах. Так не годится. Я понимаю, что не фифти-фифти. Но мне бы очень хотелось кое-что и о тебе узнать. Во всяком случае, чем ты реально собираешься заняться? Только не смеши меня, что здесь ты хочешь найти вещдоки убийства советника. Во-первых, далеко от места убийства. Во-вторых, такие дела раскручиваются по горячим следам. По прошествии времени искать убийц бессмысленно. Во всяком случае, так далеко от места убийства. 

- Так и быть. Расскажу тебе одну историю. В первые дни войны в этих краях пропал спецотряд НКВД и НКГБ, вывозивший ценности из банков – филиалов Центробанка СССР. Золото, валюта, деньги… Згинул бесследно, как и ценности. А в том отряде был один офицер по фамилии Конопляный Александр Тарасович.

- Однофамилец, что ли?

- Нет! Дед нашего советника. Ты что-нибудь слышал об этой истории?

- Теперь я начинаю кое-что понимать. Слышал, доносилось кое-что, - ухмыльнулся Натан.

- Расшифруй.

- Да об этих ценностях у нас в каждом хуторе сказки рассказывали. Я-то думал, ты серьезными вещами заниматься будешь. Неужели собираешься эти ценности искать? Пусть эсбэушники потеют. А впрочем… Если так хочешь, поэтому делу я имею кое-что сказать. Но это в другой раз. Пора и баиньки. Давай так, я тут кое с кем из своих перетру и маячну тебе. Через секретаршу. Она у нас теперь на связи будет. Нам бы еще тайники и... Полный комплект палаты в известном заведении. Давай-ка на посошок и гори оно все…

 

 

 
 
 


логотип© alb-budjak