История создания АЛБ "Буджак" - историческая справка  Международные связи АЛБ - благодарность Императора Японии
Гимн Белгорода-Днестровского -  один из символов города

Сегодня - Friday 24 November -  День моржа. День друзей в США. День преподобного Феодора Студита, исповедника. Джеоргуыба — день свято гия в Южной Осети. 24 ноября в народном календаре Федор Студит, Федор Мороз. В 1817 В Санкт-Петербурге состоялась дуэль между графом А.Завадовским и офицером В.Шереметевым. В 1859 В продаже появился труд Чарльза Дарвина «Происхождение видов». В 1874 Американец Джозеф Глидден получил патент на колючую проволоку. В 1905 Началось Севастопольское восстание во главе с лейтенантом П.П. Шмидтом. В 1927 Состоялось открытие Московского государственного театра оперетты. В 2002 Брянский школьник Ян Непомнящий стал чемпионом мира по шахматам среди юниоров
"Буджак-инфо"-Net

Борис Устименко - Газета «Торнадо-пресса», 24.01.13г.

 

Социология

 

ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ – НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ

 

     23 ноября прошлого года газета «Правда Украины» опубликовала под рубрикой «Человеческое измерение» мою статью «Не умирайте Дон-Кихоты», отведя ей целую страницу. После этого в мой адрес раздалось много телефонных звонков и пришло несколько писем. Читатели благодарили меня за такую статью и полностью соглашались с моей точкой зрения.
   Поскольку газету «Правда Украины» сегодня не сыскать в наших киосках, но было бы полезно ознакомить с этой статьей моих земляков белгород-днестровцев, я предложил напечатать ее нашей газете "Торнадо-пресс. Мое предложение было принято редактором газеты Ниной Зайко, и в начале нового, 2013 года, белгород-днестровцы смогли ознакомиться с моими размышлениями о положении Дон-Кихотов в нашем обществе. И вот вчера я обнаружил в своем почтовом ящике вот такое послание.
«Уважаемый Борис Иванович! Я был потрясен до глубины души Вашим рассказом о современном рыцаре Дон-Кихоте, напечатанном в моей любимой газете «Торнадо». Человечество, в самом деле, погружается во тьму. Люди теряют возможность различать добро и зло. Неумолимо сокращается численность честных, добрых, отзывчивых людей. Дон-Кихоты исчезают. Как же выжить в этом обществе, которое захлестнули правовой беспредел и моральная расхристанность, где зависть, выгода, злоба и жестокость становятся нормой, процветают и побеждают? Какими правилами и законами должен руководствоваться человек, чтобы оставаться Человеком, а не «жить за счет лохов, пока они есть»? И каким должен быть он, И каким должен быть он, современный человек, чтобы выжить в этом непростом обществе, не оскотивнишись и не озверев? Буду Вам, и не я один, бесконечно благодарен, если Вы опубликуете свою точку зрения на страницах  «Торнадо». Ваш читатель и друг Николай, 17 лет, с. Бритовка».
Признаться, я был счастлив, заслужив такую оценку своего труда читателем, тем более молодым. Значит, я потрудился не зря и смог достучаться до сердца юноши. Ведь большинство нашей молодежи сегодня ни газет, ни книг не читает, проводя большую часть свободного времени у компьютеров и телевизоров. А коль посеянное тобою зерно проросло, надо его подкормить! И я решил подготовить для «Торнадо» статью, которая хотя бы в какой-то мере дала возможность таким читателям, как Николай, знать и соблюдать дорожные правила на жизненном пути.
    Свет маяка
    Мой отец прожил долгую и трудную жизнь. Участвовал в трех революциях, познал ужасы трех войн и трех голодовок, выполнил шесть промпятилеток, вырастил и достойно воспитал трех дочерей и четырех сыновей. Я и мои три брата получили одно или два образования каждый, не приобщились ни к курению, ни к пьянству и не сидели в тюрьме. Строгий, но справедливый отец требовал от каждого из нас неукоснительно соблюдать правила и законы жизни, сурово наказывал за всяческие «выбрики», которых трудно избежать в детском и юношеском возрасте. «Кто жалеет розгу — тот не жалеет сына» - этим строгим английским правилом руководствовался он, и, вероятно, потому, никто из нас не уронил чести и достоинства. А ведь многие мои сверстники, чьи отцы не вернулись с войны, прошли через тюрьму, попадая за решетку, порою, за мелкие проступки. Каждому из нас предназначен свой жизненный путь. И от того, как мы пройдем этот путь, зависит, выполним ли мы свое предназначение. Каждому из нас на жизненном пути встречается немало искушений. Житейские шторма могут забросить тебя на рифы пьянства, отмели разврата, в омуты стяжательства. И в этих положениях выход находят те, кто, подобно капитану корабля, проложил курс к намеченной цели через непредсказуемое и штормовое житейское море. И здесь важно выбрать не только достойную цель, но и достичь ее. Жизнь наша полна неожиданностей, соблазнов и опасностей, избежать которых удается не всегда и не всем. Здесь, зачастую, не хватает нашей личной предусмотрительности и опыта. Поэтому заслуживает быть примером для подражания тот, кто в жизни поставил перед собою достойную цель и для ее достижения пользуется советом и опытом людей, умудренных жизнью. То есть имеет маяк, луч света которого помогает его кораблю держать курс при плавании по океану, имя которого — Жизнь.
   Лично мне повезло в жизни. Особенно важно усвоить эту истину в начале жизненного пути, ибо в молодости всем нам свойственны самоуверенность и рискованность. Всеми этими качествами в юности был наделен и я. Сейчас, оглядываясь на пройденный путь с высоты прожитых лет и сравнивая свою судьбу с судьбами моих сверстников, я убеждаюсь, что не будь у меня такого наставника как писатель и ученый Иван Антонович Ефремов, я бы часто оказывался в ситуациях, из которых трудно, а порою и невозможно выбраться...
   Летом 1957 года, проходя срочную службу на Краснознаменном эскадренном миноносце «Бойкий», я написал письмо автору книги «На краю Ойкумены», рассказов «Встреча над Тускаророй», «Белый рог», «Последний марсель», которые словно открыли для меня дверь в неведомое. Честно говоря, я не надеялся, что - известный писатель, кумир миллионов читателей, уделит мне внимание и найдет время ответить на мое письмо. И напрасно! Солнечным февральским днем к борту нашего эсминца подошел катер, который доставил почту. И мне вручили письмо — объемистый конверт, который я вскрыл с нетерпением прямо на палубе.
   И вот что я прочел: «Многоуважаемый товарищ Устименко! Ваше письмо мне очень понравилось, и во многом из того, что волнует Вас сейчас, я узнал в давно прошедшие дни и самого себя. Сказать «понравилось» - это не совсем точно, нет. Ваше письмо сильно тронуло меня. Ведь почти совершенно так же, с поправкой лишь на разность эпохи (наше «возрастное расстояние» в тридцать с лишним лет — это ведь срок жизни одного людского поколения) и я мечтал о дальних странах, беспокоился о будущем человечества и страдал от первых столкновений с истинной неприглядностью жизни.
   Когда-нибудь я напишу о своих первых плаваниях на Тихом океане, о том, как восемнадцатилетний матрос, попавший в плавание со всякой шпаной на убогом судне, сумел отстоять свое достоинство, благодаря врожденной силе и боксерскому умению. Как он, за короткие стояния в Японии, увидел гораздо более интересное, чем портовые кабаки и проститутки, и впервые смог понять еще не то, куда ему идти в этой жизни, но какой стороны держаться (я имею в виду сторону эмоционально-психологическую). Так начиналось первое из полусотни писем, которые я получил от Ивана Антоновича за пятнадцать лет нашей переписки. Я до сих пор удивляюсь, как при его немыслимой занятости, он находил время писать такие пространные письма мне и другим читателям-почитателям,- мешки писем от которых заполнили его небольшой кабинет. Времени, потраченного на нас, читателей, ему вполне хватило бы на написание еще нескольких интересных, полезных и очень нужных, особенно для молодежи, книг.
   После окончания срочной службы на Черноморском флоте в 1960 году я работал на судах торгового флота дальнего Востока, и Арктики. Иван Антонович одобрил мой выбор. «... Работа на море дает Вам главное — резерв времени на размышления, чтение и учебу больший, чем какая-либо другая профессия. Ваше желание поступить в институт я считаю правильным», - написал он 27 июня 1961 года. Переписка с Иваном Антоновичем Ефремовым, а также встречи и беседы с ним, где я останавливался часто по пути домой, оставляли глубокий след в моей душе и во многом определяли мой жизненный путь. Именно он убедил меня не довольствоваться только морскими дипломами, досконально изучить английский язык. В 1964 году я поступил на факультет журналистики заочного отделения Дальневосточного государственного университета и, закончив двадцатилетние плавания по морям и океанам тридцать лет отдал журналистике. Иван Антонович Ефремов поистине стал для меня, как маяк в житейском море, на свет которого я держал свой курс. Его советы и наставления помогли мне избежать посадок на мели и рифы, не говоря уже об утесах, которые во множестве встречаются на жизненном пути каждого из нас и о которых меня по-отечески предупреждал мой духовный наставник.


  Профессия мореходца воспитала во мне такие ценные качества, как настойчивость в достижении цели, бесстрашие перед опасностью, честность, коллективизм, открытость, взаимовыручка, здоровый скептицизм. А журналистика предоставила мне возможность много ездить, заводить знакомства с новыми и интересными людьми, установить прочные дружеские связи с ними, много видеть и познавать. Правда, профессия забирает у тебя много времени и сил, требует огромного нервного напряжения. Как говорил мне Иван Антонович: главное, что должен помнить человек, берущий в руки острое оружие — перо, это то, что журналистика — ремесло справедливости. Волей-неволей журналист берет на себя роль судьи, поэтому он должен быть не только честным и справедливым, но и милосердным. Поэтому, берясь за перо, я дал себе Ганнибалову клятву всегда и везде вступаться за несправедливо обиженных, и это позволило мне сохранить, что было нелегко в тех условиях, свое лицо, то есть порядочность, уважение к людям и самому себе...
   Именно журналистика подвигла меня сесть за написание книг, чтобы отдать долги своим родителям, друзьям и, в первую очередь, Ивану Антоновичу Ефремову. Так в течение десяти лет я успел написать и издать пять книг, которые получили высокую оценку у читателей, а одна из этих книг – «Тридцать два румба» стала у многих настольной и оказала большую помощь некоторым родителям в воспитании подрастающего поколения.
   Сергей Лазарев в своей книге «Диагностика кармы» поддержал мысль Ефремова, что культура и духовность — это те два стержня в душе человека, которые создают мощную заградительную защиту от выхода на простор звериной сущности, которая досталась нам в наследство от наших доисторических предков и, как утверждал академик Амосов, на 70 процентов сохраняется до конца жизни в каждом из нас.
(... Духовная жизнь людей держится на трех китах. Первый
— это десять библейских заповедей; второй кит — семь смертных грехов, и; третий кит — три добродетели. Семь грехов: зависть, скупость, блуд, обжорство, гордость, уныние и гнев. Добродетели, в которых пребывают сии три: Вера, Надежда, Любовь; но Любовь из них —больше».
   Любовь — это то, частью чего мы являемся, она обнимает весь мир. Любовь и жизнь нам даны, и мы не имеем права покушаться на них. А когда в нас начинают торжествовать чувства мелкого собственника и мы начинаем убивать в себе любовь, мы уничтожаем ‘высшие духовные структуры, которые связывают нас со Вселенной, мы распоряжаемся тем, что нам не принадлежит. Отказ от любви к Богу, к божественным чувствам, к своим родителям и детям, к себе и любимому человеку, к своей земле и родине, к неживой природе и окружающему нас миру — все это стало так повседневно в нашей жизни. Все эти нарушения включают программу уничтожения людьми, следствием чего становится лавинообразное развитие жестокости, которое невозможно погасить ни алкоголем, ни наркотиками. Чтобы выйти из состояния сегодняшнего кризиса и избавиться от своих язв, человечество должно научиться любить: Бога, друг друга, Вселенную, окружающий мир, прошлое, настоящее и будущее».
    К сожалению, с первой попытки я не могу полностью удовлетворить просьбу Николая, поэтому ответы на все вопросы он найдет в следующих материалах.

 
 


логотип© alb-budjak